Журналист «Лiдскай газеты» провела один день в магазине на колесах

12 Октября 2022 24412

В шаговой доступности от моего дома находится примерно пять магазинов, причем три из них – гипермаркеты. Но порой меня одолевает такая лень, что я заказываю доставку еды на дом. А еще иногда ворчу, когда чего-то нет в наличии. Наверное, я бы так и осталась городской привередой, если бы однажды не проехалась по деревням вместе с автолавкой Лидского филиала Гродненского облпотребобщества. Оказывается, для некоторых сельчан такой магазин на колесах – единственная возможность купить продукты и товары первой необходимости.  Это, если хотите, окно в большой мир, а еще – лишний повод встретиться с соседями и обменяться последними новостями. Какие продукты самые востребованные у сельчан, что за сюрпризы порой поджидают продавцов автолавки и какого «бобика» так ждут местные жители, читайте в этой статье.  


Хлеб наш везущий

Мой рабочий день начался в восемь утра – это на час позже, чем у «экипажа» автолавки. Перед тем как забрать меня «на борт корабля» (так в шутку они называют кабину МАЗа), продавец и водитель «затарились» необходимыми товарами на распределительных складах. По дороге стали знакомиться. Антонина Кахно рассказала, что в райпотребобществе работает уже три десятка лет, половину из них  – на автолавке. Свою работу очень любит, хотя и признается: первый день не забудет никогда – устала так, что не помнила, как домой пришла. 


– По Лидскому району курсируют шесть передвижных пунктов торговли, за каждым из которых закреплено по два маршрута. Плюс еще одна автолавка «закрывает» Ивьевский район, – вводит в курс дела Тоня. – В день магазин на колесах наматывает до 130 километров и посещает порядка 12 деревень. В некоторых населенных пунктах мы делаем по две или три остановки: пожилые люди порой не могут подойти к машине по состоянию здоровья, поэтому продукты им привозят почти к порогу дома. 


И вот на нашем маршруте первый населенный пункт – деревня Моховичи. О своем приезде магазин на колесах оповещает громкими сигналами. 

– Зачем так бибикать? Всех покупателей распугаете, – по-доброму возмутилась я. 

– Так ежели не посигналим, деревенские замечание сделают – скажут, мол, чего крадетесь. Наш приезд – это всегда событие для местных жителей, – поясняют мои спутники. 

Встречать автолавку вышла, наверное, вся деревня. Завидев грузовую машину, ребятня махала руками, а пожилые сельчанки стали неторопливо выстраиваться в очередь. Заметила, что многие из них даже принарядились – повязали на головы яркие платки. 

По негласной традиции в Моховичах первыми отовариваются детишки. Соскучившись по вкусностям, они даже подпрыгивали от нетерпения. Ну как тут не пропустить их вперед?

Позабавило, когда местные мальчуганы так быстро съели купленное мороженое, что им пришлось становиться в очередь во второй раз – на сей раз на общих правах.

– И сколько времени занимает наша остановка?

–  По графику – 10 минут. Но мы работаем до последнего клиента, – не отрываясь от кассы, говорит Тоня. 

К слову, последним клиентом в этой деревне была 92-летняя бабушка Аня. Опираясь на вытертую до блеска временем и руками палку, она дотянулась до окошка автолавки:

– Взвесь мне, доченька, колбаски – самой вкусной! А еще пряников, конфет и бутылочку «беленькой»: сыновья ко мне приехали, забор ставят, а я им стол накрываю. 


Бюро добрых дел


– Я всегда мечтал быть шофером. Крутить баранку автомобиля – мое призвание, – признается водитель Эдуард Дервановский. – Работать на автолавке было сложно только первый месяц. Потом привык, нашел много положительного: свежий воздух, красивые пейзажи, общение с душевными людьми. А главное, коллектив на работе хороший, – говорит мой собеседник и подмигивает в сторону Антонины. 

К слову, тандем Антонины и Эдуарда самый дружный в Лидском райпо. Вместе по деревушкам нашего района они колесят уже двенадцать лет. Оба трудоголики, неравнодушные к сельской жизни и местным жителям. 

– Эдик, посмотри, пожалуйста, что-то у меня телефон выключился. Дети переживать будут, если не дозвонятся, – просит старушка, стоящая в очереди, и протягивает кнопочный телефон. Мужчина «перезагружает» мобильный – и, к радости его владелицы, аппарат снова подает признаки жизни.   

– Сынок, завези посылку в соседнюю деревню, – взмолилась уже другая сельчанка, указывая на стоящий у ее ног увесистый деревянный ящичек. – В этом году помидоры уродились – хочу ими с сестрой поделиться. Она в Бобрах живет. 

– Бюро добрых дел всегда к вашим услугам, – шутит водитель, ловко закидывая «передачку» в кабину.

– И часто вы просьбы местных выполняете? – интересуюсь у водителя. 

– Каждый день. Очень часто просят привезти лекарства, ведь в деревнях нет аптек. По весне доставляем по заявкам цемент. Бывает, старики просят привезти из города тортик, чтобы было чем внуков угостить, когда те в гости приедут. 

– А бывало ли так, что автолавка в назначенный день не появлялась? – пока мы переезжали из одной деревни в другую, я задавала вопросы по максимуму, потому что во время торговли болтать времени особо не было. 

– За двенадцать лет, что я здесь работаю, на моей памяти форс-мажор был только однажды, – вспоминает Эдуард. – Помню, один год зима была очень снежная. Мы свернули с трассы, проехали немного в глубь леса, и фургон застрял в сугробах, – дорожные службы не успели одномоментно расчистить все дороги. Местные жители ожидали, что машина не проедет, поэтому вышли с лопатами и стали расчищать дорогу. Но вскоре поняли: три километра им не осилить. А ведь продукты в деревню доставить нужно. Выход нашелся: Тоня приняла все заказы по телефону (благо деревушка небольшая), а местный житель запряг в сани коня и таким образом приехал к автолавке за товаром. 

«Даже если в деревне останется одна бабушка, мы поедем и к ней»

Далее по маршруту – деревня Дубчаны. По гравийной дороге мы ехали несколько километров, пока, наконец, не уперлись в маленький дворик. 

– Ну вот, Михайловны дома нет, – Антонина всплеснула руками так, будто снова не выиграла в лотерею. – Эдик, посигналь еще, на всякий случай. 

Водитель сделал несколько позывных и включил заднюю передачу, чтобы разворачивать фургон. 

– А вдруг с ней что-то случилось? Одна ведь живет, пожилая уже, – забеспокоилась я. 

– В данном случае все хорошо, просто бабулю дети в город забрали. У нас условность: если занавески завешены, а ворота на крючок закрыты – значит уехала. 

Диалоги у автолавки

Еще в начале нашей поездки мне выдали униформу – халатик продавца и пилотку. Выпрыгнув в таком виде из кабины автолавки, словила на себе любопытные взгляды местных жителей.
– А ты кто? Новенькая, что ли? – поинтересовался кто-то из толпы. Вопрос прозвучал немного грубо, но я не обиделась: деревенский народ хоть и прямолинейный, зато искренний. Что непонятно, спросили сразу в лоб, без всяких там экивоков. Я попыталась отшутиться: 

– Приехала поднимать моральный дух на селе! 

Узнав, что перед ними журналист «Лiдскай газеты», сельчане стали рассказывать о том, что их волнует.

– Три года назад закрыли наш магазин – экономически невыгодно. И пустили автолавку два раза в неделю. А нам бы хотелось, чтобы был все-таки магазин, – высказался седоволосый мужчина. 

– К автолавке претензий нету: приезжает вовремя, продуктов всегда в достатке, все свежее, – стоящая рядом женщина говорит о ситуации более мягко. – И Тонечка наша – продавец – милейший человек: услужливая, честная, внимательная.  

С любовью о деревне сказала женщина, которая подошла к магазину на колесах позже всех:  

– А как здорово в Ходюках было раньше, лет тридцать-сорок назад! Тогда здесь жило несколько сотен человек. И все было: и Дом культуры, куда на «танцульки» ходили, и магазин, и даже библиотека. А теперь молодые в город стремятся. На зимовку к детям и старики уезжают.

– А вы тоже в Лиду уезжаете? – интересуюсь у пенсионерки. Та отрицательно качает головой: 

– Я здесь родилась, замуж вышла, всю жизнь проработала. А на старости лет уезжать? Ну, уж нет! 

– Может, вам, как журналисту, будет интересно, почему наша деревня так называется? – спросил щупленький дедуля. – Говорят, здесь жили лучшие в округе сапожники. А поскольку раньше обувь называли «ходаки», то и населенный пункт тоже так окрестили. Просто со временем люди переделали слово так, как им удобнее было произносить, – и получились Ходюки. 

«А «Бобiка» цi прывезлi?»

Когда я впервые услышала этот вопрос от покупательницы, подумала, что послышалось. Но следующий клиент интересовался тем же: 

– А цi ёсць «Бобiк»? Бо «Дружок», якога вы прывозiлi ў мiнулы раз, не вельмi спадабаўся… 

Я «нырнула» под окошко автолавки и замерла от любопытства. Что это? Конфеты? Сыр? Напиток? Когда продавец протянула сельчанке «Бобика», я расхохоталась. Оказывается, это корм для животных, который по виду напоминает палку докторской колбасы. 

– У мяне жывуць чатыры каты. Ды такiя брыдоты, разбэшчаныя! Толькi гэтакi корм ядуць, – пожилая сельчанка пытается изобразить возмущение, но ее нарочито сердитый тон выдает огромную привязанность к своим питомцам. 

Наблюдая за выездной торговлей, для себя определила ТОП продуктов, которые сельчане покупают чаще всего. К моему большому удивлению, абсолютным лидером было молоко (видимо, коров в деревне уже мало кто держит), а также молочная продукция: сметана, масло, сыворотка, творог. Последнего, кстати, в автолавке я насчитала порядка семи видов! На втором месте – мясные изделия: колбасы, сосиски, рулеты. А вот хлебобулочную продукцию покупали реже: оказалось, к сельчанам заезжает автолавка Лидского хлебозавода и многие закупаются там. 
– Надо учитывать еще сезонность. Летом везем «вагон» мороженого, хорошо берут газированные напитки, соки, фрукты. Зимой предпочтения людей меняются: они переходят на более тяжелую пищу, покупают больше мяса, – делится опытом продавец. 

Из непродовольственных товаров спрос был на все, начиная с лампочек, крышек, пальчиковых батареек и заканчивая комбикормом и средствами гигиены. 

Если автомагазин ждут, он приедет

Моховичи, Дубчаны, Поречаны, Ходюки, Бобры, Лесники… За день мы объехали 13 населенных пунктов. В некоторых из них останавливались по два-три раза. Если до обеда я была полна сил и хорошего настроения, то во второй половине дня энтузиазма поубавилось. А приехав к вечеру в Лиду, и вовсе еле ноги волочила. Вспомнился рассказ Тони про ее первый рабочий день на автолавке. Но большую часть мыслей занимало другое: какую важную социальную миссию выполняет потребкооперация, живя  заботами сельчан! 

***

– Потребкооперация Лидского района обслуживает 6 115 жителей района в 231 населенном пункте, где отсутствует стационарная торговая сеть, – рассказывает директор Лидского филиала Гродненского облпотребобщества Кристина Водейко. – Ранее на деревенский рынок пытались прорваться крупные торговые сети, наладив доставку еды домой. Но для них это оказалось невыгодно, и эксперимент был прекращен. От торговли на селе некоторые наши автолавки тоже несут потери. Но отказываться от этой услуги никто не собирается, какая бы выручка ни была. Таковы политика государства и решение руководства Белкоопсоюза. Более того, с годами автолавки совершенствуются. Появляются машины с большим числом холодильных витрин, платежными терминалами. В некоторые покупателям даже можно зайти. Магазины на колесах будут существовать до тех пор, пока будут жить деревни (даже если там останется всего один человек). Ведь пока есть люди, которые ждут хлеб, будут и те, кто его привезет.

Поделиться
0Комментарии
Авторизоваться