“Мы с Тамарой ходим парой. История о том, как журналист поработал дворником»

24 Августа 2022 18752

«Учись, а то будешь улицы подметать!» – пугали меня когда-то. Я окончила два института, но поработать дворником все же пришлось. Правда, только один день. Сменив клавиатуру на метлу и перчатки, я добросовестно выгребала из урн мусор, мела тротуары, сгребала скошенную траву, чистила от проросшей травы асфальт. «Для чего? – спросите вы. – Ведь и так понятно, что эта работа – не позавидуешь: грязная, трудная, порой неблагодарная». Однако, побывав в «оранжевой шкуре», я на себе ощутила не только сложности, но и достоинства этой важной для всех нас профессии. О чем умоляют уборщицы прохожих, какие вещи в топе самых необычных находок и как часто дворникам приходится спасать людей, читайте в этой статье.  

«Мои “владения” – Дожиночная площадь»

То, что быть дворником непросто, я поняла, даже не вставая с постели. Будильник прозвенел в пять утра. Просыпаться в такую рань непривычно и трудно. Рабочий день у уборщиков территории (так в штатном расписании значится моя новая должность) начинается в 6.00. Часы показывают уже 6.10, а я еще на полпути. «Только нанялась, а уже «косяк», – думаю про себя и нервно выглядываю в окно маршрутки, которая, как назло, тормозит на каждом светофоре.  К счастью, мой новый «босс» оказался совсем не строгим. 

– Знала, что у меня сегодня помощница будет, – специально жилеточку новую приготовила, – ласково улыбается Тамара, протягивая мне спецовку. И, немного покопавшись в своем «теремке» (в детстве именно так мне представлялись треугольные деревянные домики, в которых дворники хранят инвентарь), достает рабочие перчатки и метлу. 

– Территория от музыкальной школы до Дожиночной площади – мои “владения”. Сразу скажу: работать нужно на совесть. Центральные улицы – это лицо города, поэтому чистота должна быть идеальной.

Тамара Жинко – дворник с 25-летним стажем. Она родилась в деревне Леваши Вороновского района. Окончив сельскую школу, устроилась работать на обувную фабрику. Но задержалась там всего на пару лет: ушла в декрет. А потом по воле случая оказалась в сфере ЖКХ. 

– Так и работаю дворником уже четверть века, – с гордостью подытожила свой биографический рассказ женщина. 

– Ого, – присвистнула я. – А поменять профессию не пытались? 

– А зачем? Меня все устраивает: и зарплата, и коллектив, и особенно  график работы. Встаю рано, зато в обед уже свободна. 

– А чем после работы занимаетесь? Наверное, едете домой отсыпаться? – интересуюсь, потому как у самой на уме лишь одно: после сегодняшней смены  рвануть домой и лечь спать. 

– Нет, что вы! Обычно еду на дачу. Там у меня огород – садить, полоть, поливать нужно. 

– Наработаетесь здесь, а потом снова работать едете?  

– Я без дачи не могу. Физически я там тружусь, но душой отдыхаю!


О чем умоляют нас дворники

Пока шли, я попросила Тамару рассказать, что больше всего напрягает дворников в их профессии и о чем бы она хотела через «Лідскую газету» попросить горожан.

– Включайтесь в работу – и скоро сами все поймете, – лукаво улыбнувшись, сказала моя «коллега». – Начнем, пожалуй, с мусорок. Их содержимое нужно ссыпать в этот мешок и отнести в контейнеры. 

Первая моя урна почти пустая: в ней лишь пара оберток от шоколадок. Во второй урне – бутылка. В третьей – какие-то пакеты. Я даже  расслабилась: все не так уж и грязно. Но стоило мне перевернуть четвертую урну, как из нее вылилась какая-то противная жижа (кто-то выбросил одноразовые стаканчики с недопитым кофе). Жидкость пролилась и смешалась с другим мусором. Моя правая рука оказалась почти по локоть в этой мерзкой субстанции. Досадно! 

Итак, ПЕРВОЕ, о чем умоляют дворники, – не выбрасывать в мусорку тару с жидкостью, которая может пролиться. 

Пока выгребала содержимое урн (а их на участке порядка двадцати), на утренний променад вышли местные собаководы. Я с любопытством наблюдала, как заспанные горожане вдыхали свежий воздух и начинали понемногу просыпаться, а их питомцы тем временем бодренько обнюхивали территорию в поисках места, где бы справить нужду. И вот один из четвероногих сделал грязное дельце прямо посреди дороги. Я почему-то была уверена, что его хозяйка достанет из кармана целлофановый пакетик и уберет «бяку», как это делали у меня на глазах другие собаководы. Но девушка лишь кинула брезгливый взгляд на собачьи фекалии, потом на меня и пошла прочь. Опешив от такой наглости, я даже замечание сделать не успела. Тамара заметила мое возмущение и вздохнула:

– И прошу, и умоляю, а порой даже штрафом угрожаю, но некоторые собаководы «непробиваемые». Понимаю, что тема эта деликатная, но вы уж напишите в своей статье: мы, дворники, слезно просим, чтобы лидчане убирали экскременты за своими Шариками и Бобиками. Ведь если питомец нагадит в квартире, за ним приберут. Так почему же люди считают, что на улице туалет везде?! Хотя есть и сознательные граждане, которые всегда выходят на прогулку с пакетиком и совочком. 

Просьба ВТОРАЯ: если ваш пес сделал «мину», «сапером» будьте именно вы! 

Не забирайте у дворника метлу!

– Добрейшего утречка! – импозантный мужчина, который проходил мимо, вежливо кивнул Тамаре. 

– Здравствуйте! Погодка сегодня чудная! – улыбнулась пожилая женщина, которая шла следом. 

Оказалось, Тамару Жинко знают многие лидчане – приветствуют, улыбаются, желают хорошего дня. 

– А чему тут удивляться? Столько лет эту улицу мету! Всех, кто живет неподалеку или ходит этой дорогой на работу, в лицо знаю, и они меня тоже. Очень приятно, что люди со мной вежливы. 

– А невежливые встречаются? 

– Редко, зато чудаковатых много, – отвечает моя собеседница, а потом поясняет: – Порой подростки дурачатся – могут вещи мои спрятать. Однажды лопату для уборки снега затащили аж под курган. Я, пока нашла, извелась вся. А недавно мужчина «навеселе» отобрал у меня метлу и сам принялся мести улицу. Говорил, помочь хочет.   

– И как, помог? 

– Помочь не помог, но народ повеселил. А мне потом пришлось работать в ускоренном темпе, чтобы успеть весь фронт работ выполнить.

Итак, просьба номер три: не мешать дворникам! 


Познание дзена, но это не точно

Спустя час работы я пришла в состояние умиротворения. Вокруг суета: люди бегут на работу, нервничают, опаздывают, сигналят друг другу. А ты плавно метешь мусор и никуда не спешишь. Оглянешься – за тобой чистота, и на душе становится радостно. Чувствуешь важность своей миссии на этой улице, в этом городе… На этой планете.

 К 10 часам утра развеялись облака, которые создавали утреннюю прохладу, и на небосводе появилось палящее летнее солнце. Вместе с облаками меня покинул и дзен. Жутко хотелось пить, а еще – просто присесть где-нибудь и отдохнуть.  

– Притомились? А мы сейчас небольшой перекус устроим. У нас с 10.00 до 10.30 официальный обеденный перерыв. Пойдемте в мой «теремок» (кажется, так вы подсобку назвали?): у меня там мармеладки есть, – предложение Тамары сразу подняло мне настроение. 

И вот мы сидим в тени на лавочке возле памятника Франциску Скорине, молча рассматриваем величественный монумент и жуем мармелад. 

– Иногда мне кажется, что в мире нет города красивее, чем наш, – неожиданное признание городского дворника заставило меня улыбнуться. – Если бы вы слышали, как туристы восхищаются Лидой! Однажды ко мне подошел иностранец и пытался что-то объяснить на своем языке, но я понимала его слабо. Тогда он сказал просто: «Лида бьютифул» – и пожал мне руку. Было очень приятно…  

***

Наш обеденно-мармеладный перерыв располагал к душевной беседе. Я стала расспрашивать Тамару про ее семью. Оказалось, ее супруг работает водителем на мусоровозе, а дочка – медсестрой в больнице.

– Выходит, вся ваша семья трудится на благо общества? 

– Да. Мы с мужем трудолюбивые и дочку такой же воспитали. Метем, убираем, лечим… Считаю, что профессии у нас благородные, пусть и простые.  

«Найденные деньги отношу в храм»

Как-то слышала байку, что дворники могут неплохо разжиться на «потеряшках». Решила спросить у Тамары, так ли это, и заодно попросила назвать вещи, которые уборщики территории находят чаще всего. – Самые частые находки – это мобильные телефоны, документы, водительские удостоверения, ключи... Все это я отдаю своему руководству или отношу в милицию (благо мой путь домой как раз пролегает через отделение милиции). 

А еще нередко попадаются детские вещи: шапочки, туфельки, варежки. Их я оставляю на видном месте: кладу на лавочку или вешаю на сук дерева. Как правило, молодые мамочки возвращаются на тот маршрут, по которому гуляли с коляской, и забирают свои «потеряшки».

– А деньги часто находите? 

– Каждый день, – вполне серьезно отвечает моя собеседница. – Хотя деньги – это громко сказано. Когда мету улицы, попадаются монетки: то копейка, то две, то десять... Но даже если кто-то обронил два рубля или пятерку (хотя такое в моей практике бывало всего пару раз), отношу в храм. Там есть специальная копилочка для пожертвований – в нее и бросаю. Пусть тому, кто потерял, это зачтется как благотворительность, а мне чужого не нужно.

«Однажды нашла на улице… человека»

Эта фраза Тамары меня заинтриговала. Стало понятно, что рассказ о самых частых находках закончен и речь пойдет о нетривиальных случаях. 

– Помню, была зима. Прихожу на работу, а неподалеку от Дворца культуры, прямо на дороге, лежит мужчина. Никак замерз! У меня началась паника: я ведь не знала, мертвый он или просто без сознания. Вызвала скорую помощь, потом позвонила коллеге с соседнего участка. Вдвоем мы этого человека подняли и на лавочку положили. Он оказался живым, просто очень пьяным. Песенки петь начал, в ресторан нас звал. Слава богу, не околел на улице. 

– Но больше всего запомнился случай, который произошел утром 1 января. Я уже вышла на работу, хотя еще не весь народ разошелся после ночного веселья. И тут ко мне подходит заплаканная девушка, говорит, что потерялась. Она в Лиде в первый раз, приехала к друзьям праздновать Новый год. Ребята всей компанией пошли к центральной елке, водили хороводы, веселились. Но в какой-то момент гостья заметила, что ее знакомых на Дожиночной площади нету. У бедняжки не оказалось при себе ни телефона, ни денег. Говорит, мобильный и кошелек оставила дома у друзей, чтобы не потерять. Точный адрес не помнит. Стала расспрашивать, с какой стороны она пришла на площадь. Вместе стали вспоминать приметы той местности. Удалось выяснить, что друзья живут в высотках возле Лидского озера. Помогла ей найти дорогу туда. 


***

За смену мы с Тамарой очистили от мусора пару десятков урн, подмели несколько сотен метров тротуара, собрали четыре мешка скошенной травы, сгребли под липками опавшую листву, а также почистили на некоторых участках бордюры и тротуарную плитку от прорезавшейся травы. За это время я успела подружиться с позитивной и трудолюбивой «коллегой». 
– А я сперва подумала, что вы белоручка, – добродушно призналась Тамара. – Ан нет, все умеете: и подметать, и сгребать. И грязной работой не побрезговали.  

– Какие рекомендации запишете мне в трудовую книжку? – шутливо спрашиваю на прощание.

– Только самые положительные! Однако желаю вам, милый журналист, заниматься своими делом: вижу, что вы им горите. А мне моя профессия близка – не променяю ее ни на какую другую. Ведь работа спорится тогда, когда к ней лежит душа.


Поделиться
0Комментарии
Авторизоваться