Достаточно одной капли: сразу две истории об отравлениях и несколько – о любви с привкусом возмездия

06 Августа 2022 3620

Есть в Лиде медики, которые не на виду. Они не спасают жизни, но делают не менее благородное дело – помогают восторжествовать справедливости. Это государственные медицинские судебные эксперты отдела медицинских судебных экспертиз Лидского межрайонного отдела Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь.

Вскрытие покажет

Заместитель начальника отдела медицинских судебных экспертиз Лидского межрайонного отдела ГКСЭ – государственный медицинский судебный эксперт Денис Матяс в экспертной профессии 14 лет. В 2003 году окончил Гродненский государственный медицинский университет (педиатрический факультет). По распределению пять лет отработал в отделении анестезиологии и реанимации Лидской ЦРБ. А потом в судьбе случился поворот, и молодой врач стал медицинским судебным экспертом. Денис Николаевич вспоминает свой первый рабочий день в качестве эксперта. В Ивье случилось жестокое убийство: пожилому мужчине были нанесены множественные удары топором по голове (более 15), от которых он скончался на месте. Из экспертов в отделе на тот момент оказался только он, молодой сотрудник, которому и пришлось взять на себя производство экспертизы по уголовному делу. За годы работы пришлось повидать многое. Однако тот первый случай самостоятельного проведения экспертизы и те впечатления не забудутся никогда.

Работа медицинского судебного эксперта только в кино выглядит увлекательной: посмотрел на тело – и уже все знаешь. В реальной жизни не так. Вскрытие – только начало. «Каждый раз, когда иду в морг, передо мной неизведанное, как будто разгадываю загадку», – признается Денис Матяс.

На вооружении у эксперта (кроме скальпеля и лабораторных исследований) – логика и методы исключения либо поиска. 

– Моя задача – определить, от чего человек умер, – говорит Денис Николаевич. – Сначала проводится наружное исследование, затем исследуются внутренние органы. После исключения смерти от какого-либо заболевания (конечно же, при отсутствии травм, несовместимых с жизнью) появляется предположение, что человек мог выпить или ввести вовнутрь какое-либо токсическое (ядовитое) вещество. Кстати, для эксперта смерть от отравлений – очень интересный раздел судебной медицинской экспертизы. Разные виды ядов приводят к разным проявлениям, причем при отравлении этанолом явных признаков можно сразу и не обнаружить, пока не узнаешь результаты лабораторных экспертиз.

Убойная сила бытовой химии

За первое полугодие 2022 г. в зоне обслуживания Лидского межрайонного отдела Государственного комитета судебных экспертиз (в нее входят, кроме Лидского, Вороновский и Ивьевский районы) зафиксирован 41 случай смертельных отравлений. И это много. Для сравнения: за такой же период прошлого года было 30 фактов смертельного отравления. Чаще всего виной тому обычный алкоголь, а точнее – неконтролируемое его употребление. Однако имеют место и случаи отравления метиловым спиртом, который по вкусу и запаху не отличается от пищевого спирта. Метиловый спирт широко применяется в промышленности и входит в состав антифризов, растворителей, технических жидкостей, средств для мытья стекол и др. Смертельная доза метанола может быть различной, в зависимости от индивидуальных особенностей организма. Для некоторых достаточно всего лишь 30-50 граммов, чтобы умереть. Первым признаком отравления метанолом является нарушение зрения: светобоязнь, расширение зрачков, нечеткое зрение, вплоть до его полной потери. 

Два трагических случая произошли за один месяц, и оба нетипичные для экспертов. Это отравления средством для уничтожения колорадского жука. Один из употребивших скончался в реанимационном отделении, второй – в машине скорой помощи по пути в больницу. В первом случае известно, что мужчина неким образом выпил содержимое ампул с ядовитым веществом. Во втором – употребил приготовленный для использования в огороде раствор розово-красного цвета (скорее всего, перепутал его с настойкой либо напитком). 

От любви до ненависти...

Одной из самых распространенных экспертиз является определение характера и степени тяжести телесных повреждений («снятие побоев»). Для ее проведения потерпевшие могут обратиться на основании постановлений либо определений правоохранительных органов либо же на возмездной основе (последние чаще всего обращаются потому, что горят желанием иметь на руках доказательства своих телесных повреждений, наказать обидчика). И здесь, кроме профессиональных навыков, эксперту приходится применять способности психолога.

– Люди часто конфликтуют, – говорит Денис Матяс, – однако если в прежние времена проблемные вопросы в большинстве случаев решались без помощи медицинских судебных экспертов, то сейчас люди все чаще обращаются в милицию, получают направление, приходят в наш отдел и «снимают побои». И даже если возникают мелкие проблемы внутри семьи, то стороны конфликта также прибегают к нашей помощи. К примеру, было сразу несколько случаев, когда «снять побои» приходили мужчины, которые пострадали от рук… жен. Трудно понять, для чего им это нужно. Когда задаю подобный вопрос, отвечают: «Чтобы проучить, припугнуть в случае чего». 

Все точки над «i»

Спектр направлений, в которых работают государственные медицинские судебные эксперты, достаточно широк: убийства, падения с высоты, дорожно-транспортные происшествия, телесные повреждения, преступления против половой неприкосновенности, употребление наркотиков и др. Кроме того, они проводят установление родственных связей между людьми, а также идентификацию личности по останкам (генетические экспертизы скелетированных трупов, останков тел).

Работы у лидских экспертов много. К ним обращаются очень часто, им доверяют абсолютно. А сами эксперты понимают, что, исследуя любую область (и даже мертвое тело), дают заключение, которое может быть не только важнейшим источником для раскрытия преступления, но и решающим в судьбе людей.


Поделиться
0Комментарии
Авторизоваться