Восточный доктор. Неотложную помощь жителям Лиды оказывает врач из Ливана

22 Января 2022 5193

«Доктор, вы откуда?» – время от времени спрашивают у врача лидской «неотложки» пациенты. На такие искренние, хотя и не очень корректные вопросы Али Шуман не обижается. Отвечает всегда доброжелательно и шутливо: «Я доктор с Востока».

Али Махмудович родом из Ливана. Работать на станцию скорой и неотложной медицинской помощи пришел всего пару недель назад. Но ему здесь все знакомо: 13 лет назад восточный доктор уже был частью этой команды. В 2008 году жил и работал в Лиде, потом по семейным обстоятельствам уехал на родину, а сейчас снова вернулся. На этот раз, скорее всего, навсегда.

– Ливан – некогда богатейшая и процветающая страна – с 2019 года переживает тяжелейший социально-экономический кризис. Столица Бейрут лежит в руинах после взрыва в порту летом 2020-го. Политические проблемы, дефолт, – рассказывая о неурядицах на родине, Али Махмудович заметно мрачнеет. – Сейчас за чертой бедности оказались три четверти населения Ливана. Повальная безработица, коррупция, национальная валюта обесценилась в 10 раз. Нехватка питьевой воды, продовольствия, медикаментов, топлива. Перебои с газоснабжением. Днями нет электричества... Это, пожалуй, главная причина, почему я вернулся в Беларусь.

«Шуман, на выезд». Голос по громкоговорителю снова прервал нашу беседу. Общаться с моим собеседником приходилось урывками, в перерывах между вызовами. Поэтому, когда прозвучало очередное «на выезд», я стала проситься взять меня с собой. План был прост: пока будем добираться до места назначения, получу несколько дополнительных минут на интервью.

Али работает в бригаде интенсивной терапии и выезжает к пациентам с острой формой заболеваний сердца, инсультами, приступами астмы. Вызовы поступают так часто, что медикам приходится переезжать с места на место практически без перерыва на отдых, а на станцию заглядывать только для пополнения медицинских укладок.

— Вызов к пациенту с инфарктом сердца — это час-полтора. С инсультом — минимум 2 часа, потому что таким людям необходима дополнительная диагностика на компьютерном томографе, — раскрывает особенности работы Али Махмудович.

На этот раз карета скорой помощи мчится на улицу Кирова: пожилой женщине стало плохо. В квартиру к лидчанке вместе с бригадой медиков вхожу и я.

«В больницу не лягу: мужа не с кем оставить»

В доме у Марии Филипповны пахнет валерьянкой. 75-летняя женщина всю ночь провела у постели больного супруга, а наутро и сама почувствовала себя плохо. То ли от усталости, то ли от переживаний ее сердце дало сбой.

– Чувствую, что со мной что-то не так. Сердце колотится, – укладываясь на диван, докладывает пенсионерка. – Такое уже было пару месяцев назад. Тогда ваши коллеги из «скорой» сделали укол – и мне стало лучше.

Работа бригады закипела: фельдшер обламывает ампулы и наполняет шприцы, врач – Али Махмудович – расшифровывает значение кардиограммы. Судя по озадаченному лицу, показания ЭКГ его не радуют. По Вайберу связывается со старшим врачом смены, что-то обсуждает... Итог онлайн-консилиума такой: сбой ритма – нужна госпитализация.

– Ой, мне в больницу нельзя: не с кем мужа оставить, – стала слезно просить пациентка. – У моего супруга сахарный диабет и атеросклероз нижних конечностей. Я за ним ухаживаю, больше ведь некому…

Спустя полчаса Мария Филипповна ожила: появился румянец, стала разговорчивее – лечение подействовало. Поскольку ехать в больницу она наотрез отказалась, Али Махмудович настоятельно просил беречься и наблюдать за своим состоянием. Если через четыре часа самочувствие полностью не придет в норму, госпитализации все же не избежать.

– Спасибо за все! Вы герои нашего времени. Дай Бог вам здоровья! – пенсионерка благословила бригаду врачей, когда те уже направлялись к выходу.

Чем отличаются ливанские пациенты от белорусских?

– Белорусов лечить легче, они более осведомленные, если можно так выразиться, – Али Махмудович продолжил отвечать на мои вопросы, когда мы уже сели в машину. – Взять, к примеру, Марию Филипповну, которую мы только что посещали. Она хоть и плохо себя чувствовала, но четко описала характер атаковавшей ее боли, рассказала, какие препараты ей вводили врачи при первом приступе, через какое время они подействовали и так далее. Вы не представляете, насколько такой предметный разговор облегчает работу медиков. С ливанцами в этом плане сложнее: они могут принимать лекарства, которые им прописал доктор, но не помнить ни названия препарата, ни от чего он. А ведь на выяснение таких подробностей уходит время, которое при оказании неотложной помощи может быть драгоценным….

Пока следовали на базу, Али рассказал, что в Ливане он занимался частной практикой. Принимал пациентов на первом этаже своего дома (там у него был оборудован специальный кабинет). Оказывал в основном терапевтическую и кардиологическую помощь. А еще подрабатывал в приемном покое государственной клиники. Словом, стажа и опыта иностранному врачу не занимать.

– В Ливане я был семейным доктором. Уровень медицины в моей стране высокий, но и услуги стоят дорого. Однако все медицинские расходы в основном покрываются страховкой государственных или частных организаций, где работает пациент. Если же человек не трудоустроен, то за свое лечение он платит 100-процентную стоимость.

– А есть ли отличия в работе скорой помощи у нас и на Востоке?

– В Ливане скорой помощи как таковой нет – есть неотложная. Это в Беларуси бесплатно вызвать врача при высокой температуре, рези в животе или боли в пояснице – нормально. В Ливане с такими жалобами приезжают в больницу сами. И платят за осмотр, лечение и госпитализацию. К примеру, почувствовал себя человек плохо – родные загружают его в машину и везут в госпиталь. И ведь не всегда довозят. Был случай, когда в результате ДТП мужчина скончался по дороге. Я констатировал смерть, а близкие на меня с кулаками: мол, почему так случилось? Кричат, обвиняют, угрожают. Очевидно, что люди пребывают в шоке от ужасного известия. Эмоциональность – вот еще одно различие между белорусами и ливанцами.

– С какими трудностями вы столкнулись на новой работе? Как вас приняли в коллективе?

– Не могу сказать, что мне трудно. Скорее, как и на любой новой работе, нужно просто войти в курс дела и, как говорят у вас, «оббиться». Приходится очень много всего запоминать. Например, названия лекарств: один и тот же препарат в Ливане и Беларуси может называться по-разному. Но я всегда могу рассчитывать на помощь коллег – они меня поддерживают во всем! Спасибо им огромное за такое отношение!

Про любовь и Голдово

Родился Али в ливанском городе Зефта. Отец был военным, мама – домохозяйкой. Врачом мечтал стать с детства. Но получить высшее образование на Востоке – дорогое удовольствие.

– У нас много медбратьев: на них выучиться дешевле. А вот учеба в университете, можно сказать, роскошь. Выгоднее получить «вышку», например, в России. Что, собственно, я и сделал.

В 1996 году Али Шуман приехал в Питер. Год учил язык, а последующие шесть лет постигал премудрости врачебного дела. После окончания в 2003 году государственного педиатрического университета в Санкт-Петербурге Али направили в ординатуру в Гродно. В областном центре молодой ливанский врач и познакомился со своей будущей женой Еленой.

– Мне было 26, ей – 19. Лена тогда училась в педагогическом университете, и наши общежития находились по соседству. Так и заприметили друг друга.

– Неужели белорусские девушки красивее восточных? – не удержалась я от провокационного вопроса.

– Обо всех девушках говорить не могу, но Лена особенная: скромная, добрая, милая, – вспоминая знакомство со своей супругой, Али расплывается в смущенной улыбке. – Мы никогда не чувствовали разницы в менталитетах. Она с уважением отнеслась к моей культуре, а я за годы учебы в России и ординатуры в Беларуси стал почти здешним.

Оказалось, что Елена родом из агрогородка Голдово Лидского района. Собственно, так Али и оказался на Лидчине. В 2005 году молодые люди сыграли свадьбу.

– Торжество по случаю нашего бракосочетания проходило в ресторане «Старый замок», что возле Лидского озера. Было много родственников жены, а с моей стороны приехало несколько друзей. Свадьба получилась очень веселой и многонациональной, – ностальгически вспоминает ливанский врач.

Про детей

Спустя два года у Али и Елены родился сын Хусейн. Но радость этого события омрачила новость: заболела мама Али Махмудовича. Чтобы ухаживать за ней, семья переехала в Ливан. Там у супругов появилась еще и дочь Яна. На Востоке они прожили 13 лет. И вот – новый поворот.

– Из-за пандемии в Ливане очень жесткий локдаун. Выйти на улицу практически невозможно. Словом, в этой стране сейчас невозможно ни учиться, ни работать. К тому же в 2020 году не стало моей мамы… На семейном совете приняли решение вернуться на родину жены.

Переезд планировали так, чтобы за лето 9-летняя Яна и 16-летний Хусейн немного пообвыкли в другой стране и новый учебный год начали уже в СШ №1 города Лиды.

– Если честно, то больше переживал за сына. У него ведь сейчас переходный возраст. Как сложатся отношения с учителями, со сверстниками? – делится со мной доктор. – За дочку беспокоился меньше. Она ходит в третий класс, прекрасно говорит по-русски, даже без акцента. Но получилось почему-то наоборот: Хусейн очень быстро освоился, завел друзей, изучил город. А вот дочка адаптируется не так быстро. Уверен: со временем все наладится.

– Справляются ли ваши дети со школьной программой? Все-таки другая страна…

– Учеба у них идет неплохо. Мне очень нравится уровень образования в Беларуси! Нагрузка не такая большая, как у нас на родине, грамотные педагоги, четко налаженный учебный процесс. Радует, что здесь больше внимания уделяют физической подготовке детей. Так, у сына в Ливане урок физкультуры был только один раз в неделю, теперь – три раза. И к тому же есть возможность посещать различные спортивные секции, которые, к слову, либо бесплатные, либо по очень приемлемой стоимости.

«Семья – мой антистресс»

– Али Махмудович, на «скорой» вы целый день (или целую ночь) работаете в состоянии напряжения и сосредоточенности. Как вы расслабляетесь? Может быть, есть какие-то увлечения?

– Я люблю готовить. Периодически устраиваю для сына и дочки мастер-класс по приготовлению белорусских блюд. А когда приезжают родственники жены, готовлю свое фирменное ливанское блюдо из фарша и зелени под названием «кафта». А еще увлекаюсь гиревым спортом и ходьбой. Даже пробыв весь день на ногах, могу пройти внушительное расстояние «для души», чтобы погрузиться в свои мысли, насладиться живописными видами. В Беларуси ведь очень красиво! А от стресса на работе у меня есть только одно спасение – моя семья. Когда близкие рядом, они здоровы, сыты и в безопасности – это лучшее успокоительное!

Поделиться
0Комментарии
Авторизоваться