Война 1812 года: что принесла она лидскому краю?

11 Декабря 2012 2385

Двести лет назад 600-тысячная армия французского императора Наполеона Бонапарта предприняла поход на восток, который вошел в историю как Русская кампания 1812 года. Русская кампания знаменитым полководцем была проиграна и положила начало крушению империи, в состав которой в то время входили территории Бельгии, Голландии, Северной Германии, части Италии (а часть европейских стран находилась в прямой зависимости от Франции). Прокатилась эта война и по лидской земле.

Каким был этот период для нашего края, мы попросили рассказать старшего научного сотрудника Лидского историко-художественного музея Валерия Васильевича СЛИВКИНА.

– Валерий Васильевич, в какой степени вообще война с Наполеоном затронула территорию современной Лидчины?

– В июне 1812 года через Лидчину уходили на восток подразделения русской армии и наступали французы. А в конце ноября-начале декабря отступали части австрийской армии (союзники Наполеона) и наступали русские. Тогда же Лида была освобождена. А между этими датами, более пяти месяцев, на Лидчине хозяйничали французы. 

– Давайте сначала проследим продвижение войск во время наступления французской армии.

– 24 июня 1812 года (примечание автора: все даты в тексте даны по новому стилю) армия Наполеона перешла Неман. Наступление велось на двух фронтах. Войска под командованием самого Наполеона двинулись на Вильно. А его родной брат, король Вестфалии Жером Бонапарт, вел войска на Гродно, где российским гарнизоном командовал генерал Платов. Жером Бонапарт, который был хорош собой и слыл любителем погулять, наступал не торопясь, и Платов успел организовать отступление так, чтобы забрать все необходимое. 25-28 июня через Белицу из Гродно были отправлены в глубь России три тысячи фурманок с казенным имуществом, амуницией, оружием, продовольствием. Оставляя Гродно, Платов доносил: «Последний транспорт с перестрелкой с неприятелем мною увезен, что называется, из рук неприятельских выкраден – и все это отправлено через Белицу-Новогрудок в сторону Минска». 29-30 июня 15-тысячный казачий корпус атамана Платова отступил через Щучин-Лиду.

А 5-6 июля через Белицу прошла 80-тысячная группа войск Жерома Бонапарта, включавшая 5-й, 7-й, 8-й пехотные и 4-й кавалерийский корпуса. Первые две недели военные действия не велись: Великая Армия наступала, русские отступали. Первая серьезная стычка случилась уже под Кореличами.

– А что в это время происходило на Лидчине? Как местное население встретило французов?

– На настроениях местного населения не могли не отразиться события, происходившие в наших краях в предыдущие десятилетия. Вспомните, это были годы разделов Речи Посполитой, в результате которых территория современной Беларуси постепенно, частями, входила в состав России. Первый раздел был в 1772 году, второй – в 1793. Поражение восстания Костюшко (1794 год), направленного против разделов страны, послужило поводом для окончательной ликвидации Речи Посполитой. 24 октября 1795 года государства, участвующие в третьем разделе, определили свои новые границы. В результате к России, где тогда царствовала Екатерина ІІ, отошли и лидские земли. На территории, перешедшей под власть России, было сохранено крепостное право.

Прибытие французов на Лидчину породило у местной шляхты надежды на свободу и восстановление Речи Посполитой в прежних границах, а у крестьян – на уничтожение крепостничества. Наполеона здесь ждали как освободителя. В уезде начались крестьянские бунты: крестьяне жгли поместья ненавистных им панов, грабили, отказывались выходить на полевые работы. Таким настроениям способствовало и то, что российские войска значительно уменьшили в уезде количество живности, 1811 год выдался неурожайный, а армейские продуктовые запасы, которые русские не успели вывезти, были уничтожены при отступлении.

– Насколько оправдались надежды местных жителей? С чего начал Наполеон, придя на земли бывшего Великого княжества Литовского?

– 1 июля Наполеон учредил в Вильно Временное правительство Великого княжества Литовского, в губерниях – административные комиссии, в уездах – префектуры, состоявшие из подпрефекта и двух советников. Лидским подпрефектом был назначен маршалок повета Игнаци Скиндер. В городе было организовано муниципальное правление во главе с мэром, который подчинялся подпрефекту. Мэром назначили владельца имения Малюзин (ныне Петюлевцы) Александра Криделя. Этим же приказом Наполеон велел организовать в уездах отряды жандармов из 107 человек оседлой шляхты (этот указ не понравился шляхте, которая и под русской властью, и во времена Речи Посполитой не несла личной воинской повинности). Лидским отрядом жандармов командовал князь Михаил Радзивилл. Жандармерия исполняла роль полицейской службы. 

5 июля Наполеон приказал создать на территории Великого княжества Литовского вооруженные силы для действительной военной службы – из четырех кавалерийских и пяти пехотных полков. Вычищенное при русском царе тяжелыми реквизициями и многократными наборами рекрутов княжество почти не имело молодых мужчин. Лидский уезд едва набрал тысячу рекрутов. Набор солдат в полки происходил очень медленно.

В Лиде также была организована народная гвардия для охраны частного и общественного имущества из купцов, ремесленников, челяди. Служба в гвардии была обязательной для всех мужчин в возрасте от 20 до 50 лет. Комендантом лидской гвардии назначили Матушевича.

– А чем завершились крестьянские бунты?

– Вторгнувшись в Россию, Наполеон почему-то не стал отменять на ее территории крепостное право, как сделал это на других завоеванных землях. Крестьянские бунты были быстро усмирены французскими же войсками. Крестьяне в очередной раз были обмануты в своих надеждах и уже не рвались вступать в польские войска, выступавшие на стороне Наполеона. Начались сборы продуктов для французских войск. Изменился принцип налогообложения: до войны налоги собирались в ассигнациях, а по прибытии французов их стали собирать в серебре. Это на то время было в два раза больше и тяжким бременем легло на местное население.

– Расскажите подробнее о сборах продуктов для французов.

– Величайшие усилия потребовались Лидскому уезду, чтобы прокормить Великую Армию. В Лиде был создан склад съестных припасов. А в Белице – магазин на 10 тысяч порций. Для содержания этого магазина с каждого дома собирали по 40 гарнцев (гарнец – мера объема около 3 литров) ржи и овса, по 2 гарнца гороха, по 80 фунтов сена и соломы. 13 августа приказали усилить магазин в Лиде, а в Белице иметь наготове сено, солому, водку, скот. Французская армия потребляла очень много мяса: Лидский уезд лишился третьей части коров и овец, половины лошадей, 29 процентов волов, и если в Варшавском герцогстве всякий транспорт оплачивался, то на территории бывшего ВКЛ это было обязанностью местных жителей. 26 июля Скиндер письменно жаловался на вестфальского генерала Вандамме, который посылал солдат грабить местных жителей. Но есть свидетельства и того, что Вандамме провел целое лето в имении Лебеда у помещика Горского и, имея при себе нескольких адъютантов и полтора десятка солдат, занимался сельским хозяйством и решал крестьянские дела как самый заботливый помещик.

– Чем еще был отмечен период, когда во главе Лидской префектуры стоял Игнаци Скиндер?

– 15 августа 1812 года в Лиде торжественно отметили день рождения Наполеона. В 10 утра Игнаци Скиндер в окружении местных чиновников и обывателей произнес перед алтарем горячие молитвы во славу Бонапарта. В костеле прошло богослужение, после которого лидчане рукоплескали салюту из пушек и ручного оружия. Затем общество собралось у Скиндера на торжественный обед. Вечером на улице Виленской (теперь – Советская) торжества продолжились, общее возбуждение поддерживали фейерверки. Завершилось все балом в доме Скиндера с танцами до утра. 

Но, видимо, Наполеону такие дорогие торжества в его честь не пришлись по душе, и вскоре, после проводившейся в августе-сентябре ревизии в Лидской префектуре, Скиндер был заменен Раецким. 

– Давайте теперь проследим за продвижением основных сил наполеоновской армии. 7 сентября 1812 года на подступах к Москве произошло знаменитое Бородинское сражение, в котором не было победителя. Несмотря на то что русские продолжали отступать, считается, что именно этот бой положил начало перелому в военных действиях. Действительно, осень 1812 года – дождливая и ненастная, а с начала ноября очень морозная и снежная – для Бонапарта сложилась крайне несчастливо. 14 сентября Наполеон вступил в Москву. Но пребывание в разоренной столице ничего не дало. Французы тысячами гибли в результате схваток с местным населением, от болезней. От недостатка фуража массово гибли и войсковые лошади. Потери же, понесенные 18 октября одним из подразделений французского войска в сражении у села Тарутино в Подмосковье, и вовсе привели Наполеона в бешенство и вынудили его 19 октября дать приказ об отступлении из столицы. Отступление, осложненное другими сражениями и осенней распутицей, а затем ранними морозами и снегопадами, основательно истрепало Великую Армию. Переправа же через Березину 26-27 ноября стала ее крахом. Вскоре после неудачной переправы Наполеон, покинув жалкие остатки армии, бежал в Париж. А какой та осень выдалась на Лидчине?

– 20 октября под Слонимом российским генералом Чаплицем был разбит легкоконный гвардейский полк генерала Яна Конопки (сражавшийся на стороне Наполеона) с рекрутами из Лидского уезда. 

26 октября Лидскому уезду было предписано доставить 4 тысячи кубических саженей дров (с каждого двора по возу) для французской армии. А 28 ноября лидскую шляхту сразила весть о разгроме Наполеона, роковой переправе его армии через Березину. Для возвращающегося войска начали готовить запасы продуктов.

Предполагалось, что французы проведут зиму в Вильно и там наберутся сил для новых сражений. Остатки Великой Армии стали прибывать в Лидский уезд в конце ноября-начале декабря. Отходили они через Белицу. Это были части австрийской армии генерала Шварценберга (сам Наполеон отступал через Ошмяны). Арьергардом командовал генерал Моор, в его распоряжении были 3 батальона, 7 пушек, 8 эскадронов гусар. Моор стоял пару дней лагерем в Белице. За австрийцами спокойно наступали русские (князь Шварценберг в начале кампании получил тайное распоряжение от австрийского императора Франца І избегать столкновений с русскими).

Из российских войск через Лидский уезд проходил 4 резервный кавалерийский корпус под командованием генерал-адъютанта князя Васильчикова, несколько казачьих полков генерал-адъютанта графа Адама Ожаровского. 13 декабря Лида была освобождена казаками графа Ожаровского. В это же время два его полка остановились в Белице. В середине декабря Ожаровский организовал летучую почту между Каменкой и Вильно через Щучин-Радивонишки-Лиду-Жирмуны.

– Как далее сложились события, когда война ушла на запад?

– 3 февраля 1813 года, организуя тылы для наступающей армии, Александр І издал указ об организации госпиталей и военных магазинов по военным дорогам. Дорога из Минска через Новогрудок-Белицу-Щучин до Гродно получила номер 7. С января 1813 года по февраль 1814 в Белице трудилась комиссариатская комиссия, в обязанности которой входило обеспечение резервной армии Дмитрия Лобанова-Ростовского военными грузами: ружьями, патронами, порохом, свинцом, обмундированием. Руководил комиссией Сергей Львович Пушкин – отец великого русского поэта. Он принимал из внутренних российских губерний партии грузов и отправлял их в резервную армию. 

– Выше вы говорили о печальной судьбе полка Яна Конопки с лидскими рекрутами. А какая участь постигла другие полки ВКЛ, сражавшиеся на стороне Наполеона, в которые набирались рекруты из Лидского уезда? 

– Полки ВКЛ, в которых служили лидские рекруты, отступали с остатками французских войск. 20-й пехотный полк Адама Биспинга был присоединен к гарнизону Модлина, где дождался капитуляции этой крепости. 19-й полк уланов Раецкого прибыл в Познань, где был передан под командование генерала князя Ромуальда Гедройца. Все приверженцы Наполеона ушли с французами. Край оплакивал свои надежды и испуганно ожидал мести со стороны российской власти. Однако 24 декабря 1812 года, в свой день рождения, Александр І огласил амнистию всем польским и литвинским сторонникам Наполеона и назначил 2-месячный срок возвращения замешанных в событиях 1812 года. Некоторые этим воспользовались.

– Скажите, а то, что наполеоновская война «прошагала» на Лидчине главным образом через Белицу, это – случайность?

– А путей передвижения в те годы в нашем крае бескрайних болот особо и не было. Мостов через Неман – тоже. Только броды. Летом, когда вода спадала, их проще было переезжать. Видимо, в то время брод в Белице был самый удобный и неглубокий. А дороги были лишь грунтовые, и тех – немного. Одна из них шла вдоль крутого берега Немана. По ней и шли войска. Кстати, вы не задали еще один интересный вопрос.

– Какой же?

– Про местные легенды, связанные с войной 1812 года. Например, о кладах. Дело в том, что французы, наступая, очень много грабили. А награбленное надежно припрятывали, надеясь забрать во Францию на обратном пути. Каков был их обратный путь, мы уже знаем. Многие просто не дошли сюда живыми, к тому же французы отступали уже не через Лидчину. Впрочем, многие лидские шляхтичи, которые пошли на Москву с французами, грабили в пути не меньше. Потом тайком привозили награбленное домой, на Лидчину, припрятывали и снова уходили на войну, надеясь вернуться. Но кто-то погиб под Москвой или в других сражениях с русскими, а кто-то спешно бежал с французами. А припрятанные клады так и остались. Есть предположение, что схрон золотых и серебряных монет, найденный при разборе крушней (завалов камней) под Дворищем в 50-е годы прошлого века, возможно, и был таким кладом.

Также живы легенды об осевших в наших краях французах, которые при отступлении отстали от своих и, больные и обессиленные, нашли приют у местных жителей. Некоторые жители Лидчины уверены, что они являются потомками тех французов и что именно от них и достались им фамилии. Например, те, кто носит фамилию Кессо.

– А остались ли какие-нибудь иные, материальные, следы прокатившейся по лидской земле войны 1812 года?

– Нет. Двести лет – слишком большой срок.

Поделиться
0Комментарии
Авторизоваться