Ср09272017

Дружба на миллион, или Как игры в лихие 90-е в Лиде закончились тюремными сроками

СудВ учебниках по истории давно перевернута страница о лихих 90-х – с кризисом, беспределом, преступностью. И только с экранов телевизоров по-прежнему не сходят сюжеты в соответствующем стиле: вымогательства, шантаж, похищения… Аналогичная картина разворачивалась недавно и у нас, в Лиде, правда, не в кино, а наяву, в среде 17-19-летних молодых людей. Ни один из действующих лиц (чьи имена мы по этическим причинам изменили) не был ранее судим и не думал, что далеко зашедшие «игры» обернутся реальными тюремными сроками.

Дружба на миллион

У 17-летнего учащегося одного из городских профессионально-технических лицеев Олега Лисовского был друг – Евгений Бартош, с которым он когда-то учился в одной школе. Как бывает у друзей, однажды дружба дала трещину: один не захотел пойти с другим на каток – и парни перестали общаться. Переживали оба, но больше – Олег. Настоящих друзей у него было не так много. Поэтому он искал повод помириться. И надо же было в это время подвернуться под руку еще одному однокашнику, Антону Евдокимову. «Хочешь, я помирю вас?» – предложил он. Олег обрадовался: «Конечно, хочу». И даже не придал значения тому, что Антон добавил: «А сколько ты мне за это будешь должен?» Не подумав, обрадованный Олег сказал: «Миллион» (здесь и далее речь идет о неденоминированных рублях. – Авт.). Если для Олега это была шутка, то для Антона – долговое обязательство. Чтобы закрепить полученное обещание, он спросил: «И когда ты сможешь мне их отдать?» Олег, шутя, ответил: «До конца января».

Услуги третейского мирового судьи Евдокимова заключались в том, что он позвал Бартоша на улицу и поинтересовался, готов ли тот помириться. Получив утвердительный ответ, потер руки: дело сделано.

«Ты знаешь, кто я такой?»

Примерно через неделю после этого Евдокимов при встрече напомнил Лисовскому: «Должок!..» Антон хоть и был на год младше, но физически гораздо сильнее. К тому же у него имелось много знакомых, в том числе и постарше, с не очень хорошей, а порой и криминальной репутацией. В общем, Олег всерьез испугался. Сейчас он и хотел бы забрать свои слова обратно, но было поздно: волчок закрутился. Лисовский сходил домой и принес Евдокимову 300 тысяч рублей, пообещав, что остальные отдаст позже. Правда, тогда он и понятия не имел, где их взять: стипендии он не получал, т. к. питался в лицее, у родителей такую сумму просить было бесполезно.

Тем временем Евдокимов при каждой встрече напоминал о долге. Однажды он написал Лисовскому в сети «ВКонтакте» и назначил встречу, добавив, что с ним хочет поговорить его знакомый – Миша Шинтарович по кличке Шинтарь. Выйдя из дома в назначенное время, Олег увидел припаркованный автомобиль: за рулем был, как он позже узнал, сам Шинтарь, на заднем сиденье – Антон Евдокимов, а на переднем – еще один знакомый Антона, Никита Скерсь. Олега позвали в машину.

– Ты знаешь, кто я такой? – спросил у него Шинтарь. На что напуганный Лисовский ответил: «Знаю». Он действительно знал, что Шинтаровича считают «смотрящим» и что он решает вопросы силой. Его все боятся.

– Ты должен малому (Евдокимову. – Авт.), а малый должен мне – значит, ты должен мне. Деньги отдашь в течение недели, иначе тебе крышка.

Олег не стал спорить и согласился. Понимал, что его или изобьют, или сделают что-нибудь хуже.

После этой встречи он стал избегать Евдокимова и Шинтаровича, не отвечал на их звонки и сообщения «ВКонтакте». Просил у знакомых одолжить ему 700 тысяч рублей. Но никто в лицее такой суммы дать ему в долг не мог. У родителей не просил, т. к. знал: столько денег ему дать не смогут. Правда, спустя пару дней решился рассказать им о своих проблемах, однако те не восприняли его рассказ всерьез. Им казалось, что это шутка, они не могли поверить, что за такое – примирение друзей – можно требовать деньги.

«Мы поставили тебя на счетчик…»

Кольцо вокруг Олега Лисовского смыкалось. Он стал наблюдать за собой слежку. Из окна лицея он видел припаркованный автомобиль Шинтаря и самого главаря. По одну сторону с вымогателями оказались даже друзья и знакомые. Его друг Женя Бартош, из-за дружбы с которым все и началось, оказался не друг, а так… Однажды он позвонил Олегу и договорился встретиться, а при встрече повел на площадку с турниками. Как только пришли, набрал чей-то телефонный номер и сообщил: «Мы на турниках». Вскоре на площадке появился Евдокимов и силой потащил Олега: «Пошли со мной!»

Спустя пару минут к месту подъехал Шинтарович. На этот раз он был с незнакомцем, который, выйдя из машины, угрожающе размахивал перед Лисовским бейсбольной битой. Жертве стали угрожать, сказав, что с этого дня поставили его на счетчик. За каждый день просрочки – проценты. Шинтарович дал два дня, в течение которых Олег должен был заплатить 740 тысяч рублей.

Лисовский понял, что от него не отстанут, и решил отдать свой мобильный телефон и фотоаппарат. Но этот вариант вымогателей не устроил. «Вещи не твои, а родителей, проблемы с милицией нам не нужны. Продавай и отдавай деньги», – сказал Евдокимов.

Однажды Олег ехал в городском автобусе и случайно встретил Скерся. «Ты был должен Шинтарю, а теперь должен мне, – пригрозил он, – счетчик включен». Скерсь был покрепче Шинтаря и понастойчивее. Он стал активно писать в сети «ВКонтакте» Олегу, чтобы тот продавал телефон и фотоаппарат и отдавал деньги. Не побоялся даже проблем с милицией и предложил: «Отдавай вещи мне, я сам продам».

Подельникам в очередной раз удалось выманить Лисовского из дома и устроить засаду. Компания была в сборе: Евдокимов, Шинтарь и Скерсь. Евдокимов подбежал сзади и ударил Лисовского ногой. Тот присел, но не упал. Скерсь схватил его за плечи и толкнул к стене со словами: «Как же мне хочется тебя убить… Ты должен по счетчику 4 миллиона рублей. Если бы ты не бегал, было бы меньше. Что ты можешь нам предложить?» Олег вспомнил про гитару, которую бабушка подарила ему на Новый год. Вымогатели согласились. Однако с учетом ее стоимости он оставался должен им еще 3 миллиона. В тот день дома Олег все рассказал родителям. Мать обратилась в милицию.

«На колени!»

Прежде чем состоялся суд и в деле, так напоминающем лихие 90-е, была поставлена точка, разыгрался еще один острый сюжет с участием тех же и новых «героев».

Учащийся того же лицея Сергей Белоцкий встречался с девушкой Анжеликой, учащейся одной из городских школ. Как-то Анжелика была на дне рождения у своей подружки, которая после окончания празднования сбросила Сергею «ВКонтакте» фото, где Анжелика – в компании парней, наглядно знакомых и известных ему лишь по кличкам. Сергей обиделся и, написав Анжелике, эмоционально высказал ей свои претензии. А на следующий день он застал ее у Дома торговли в компании с той самой подружкой и несколькими парнями. Парочка стала выяснять отношения. В порыве эмоций Анжелика несколько раз ударила Сергея по лицу, тот в ответ не выдержал и тоже ударил ее.

Вечером Анжелика написала Сергею, что ее подруга рассказала о произошедшем своим друзьям, которые были у нее на дне рождения. Они собираются приехать в лицей и разобраться с ним. Переписываясь, Сергей и Анжелика помирились. Она сама просила парней не трогать ее Серегу, но те были неумолимы и спустя пару дней действительно появились в лицее. В компании был и Шинтарь. На перемене они позвали Сергея и заставили сесть в машину. Несмотря на его отказ и отговорки, что на следующем уроке у него итоговое изложение. Им было все равно.

На автомобиле они подъехали к школе, где училась Анжелика. Прозвенел звонок, и из школы высыпали дети, вскоре появилась и сама девушка. Ее позвали. Один из парней, привезших Сергея, сказал ему: «Когда она подойдет, встанешь на колени и извинишься. Иначе мы устроим тебе «экскурсию» в лес». Все происходило в двух десятках метров от школы, на глазах у толпы изумленных школьников. Сергей встал на колени и еще раз попросил у Анжелики прощения.

Компания, получив удовольствие от унижения Сергея, уехала, а сам он встал и не знал, куда себя деть. Он хотел уйти из дома, бросить учебу, уехать из города… Пережить стресс помогли родственники и педагоги лицея. Он попросил не писать заявление в милицию и хотел поскорее обо всем забыть. Тем не менее эпизод вошел в судебное разбирательство.

***

Все подельники предстали перед судом. Во время следствия Евдокимов пояснял, что он требовал у Олега деньги якобы за то, что тот разбил ему телефон. Однако свидетельства и факты говорили другое.

Евдокимов и Скерсь признали свою вину, хотя и частично, Шинтарович – полностью отрицал. Подельники были осуждены по ст. 208, ч. 2 («Вымогательство») и получили тюремные сроки: Шинтарович и Скерсь – по 3 года колонии усиленного режима, Евдокимов – 3 года колонии общего режима. Грозный каратель, заставивший встать Белоцкого на колени, осужден по ст. 185 и получил арест (эта же статья была вменена и Шинтаровичу, который участвовал в унизительной процедуре). Адвокаты подали кассационную жалобу. Однако приговор остался без изменений. Игры в 90-е закончились.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

Наши блоги: 

Из личного блокнота

petrul
Блог Людмилы Петрулевич

Открытый микрофон

pin
Блог Жанны Пиневской

Строчки без точки

rus
Блог Виктории Русилевич

Между делом

kudr
Блог Татьяны Кудряшовой

Житейский перекресток

Каральчук
Блог Татьяны Каральчук