Сб05282016

Эдгард Запашный: «Запашные – не только брэнд, но и огромная ответственность»

ЗапашныйНе так давно рядовая поездка в Минск по личным вопросам обернулась для меня приятной неожиданностью. Навещая коллегу, в его офисе столкнулся лицом к лицу с известным российским дрессировщиком, генеральным директором Большого Московского государственного цирка Эдгардом Запашным. Благо, в плотном рабочем графике артиста нашлось свободные полчаса, которые он согласился потратить на незапланированное общение с журналистом «Лідскай газеты».

С одной стороны, кажется, что легко продолжать семейное дело, ведь оно уже кем-то начато и не нужно вливаться в профессию, с нуля. С другой  тяжело, так как необходимо держать марку, престиж. Что думаете об этом вы? Тяжело ли быть обладателем фамилии «Запашных», представителем династии?

На самом деле, быть Запашными не так легко, как многим может показаться. Да, нам с братом очень повезло, что мы родились с такой фамилией Запашные, но это не просто фамилия, за ней столетняя история известной династии. Конечно, это дало определенный толчок, но подтолкнуло к еще более усердной работе. За нашей популярностью стоят труд, огромная любовь к делу и желание двигаться вперед. Мы все время помнили, что хотим стать не только уважаемыми в мире цирка артистами, но еще и публичными людьми, к которым прислушиваются, чье мнение авторитетно, поэтому стали всерьез воспринимать такие слова, как пиар, продюсирование. Да, сегодня Запашные брэнд, но это и огромная ответственность, люди нам доверяют, они знают, что наши представления это, в первую очередь, качество, поэтому мы понимаем это и не расслабляемся. Мы работаем абсолютно для каждого зрителя в зале вне зависимости от возраста или ряда, на котором он сидит.

Были ли во время карьеры такие моменты, когда вы жалели о том, что пошли по семейным стопам?

Знаете, в детстве у нас не было выбора кем быть. Мы родились, как говорят в цирковом кругу, «в опилках», то есть практически на манеже, и папа намеренно делал из нас артистов. Цирк наш мир. Он требует огромных вложений: труд, здоровье, риск, ведь на арене люди порой теряют жизнь! И все же, это великое искусство, которое шагает через столетия и продолжает удивлять, поэтому я искренне считаю себя счастливым человеком. И не вижу надобности в поисках альтернативы, ведь, если бы родители принудили меня чем-то заниматься, а я через определенное время осознал, что мне это не интересно, я бы искал иной путь в жизни. Отец передал нам все то, что умел. Это стало мощным фундаментом, который дает возможность развиваться дальше гораздо более стремительно, чем другие люди.

А были случаи, когда во время выступления что-либо угрожало вашей жизни или жизни вашего брата?

Каждый выход на арену это риск, не важно в каком жанре ты выступаешь. Именно поэтому цирк живое искусство, оно создается здесь и сейчас, на ваших глазах. Мы работаем с хищниками и надо понимать, что это тигры и львы, и что они представляют собой опасность. Да, был случай, от которого мне до сих пор не по себе. Однажды в Будапеште, в 2001 году, моего брата во время исполнения трюка ударила по лицу тигрица. У него потоком хлынула кровь. Аскольд был вынужден уйти из клетки, и я завершал представление один. Не представляя себе, насколько тяжела его рана, жив ли он еще. В тот момент мне было страшно от мысли, что больше могу не увидеть брата. Эти десять минут на арене были не самыми лучшими в моей жизни.

Вы являетесь директором цирка, продюсером и продолжаете активно выступать в качестве артиста. Сложно совмещать творческую и руководящую деятельность?

Не знаю как, но во мне уживаются две роли, возможно, сказывается воспитание. Все же я сын своих родителей, и они смогли мне дать то, чем я сейчас обладаю. Я всегда равнялся на людей, которые успевают очень много: Юрий Никулин, Арнольд Шварценеггер, Майкл Джексон... Они проявляли себя в разнообразных, но всегда ярких амплуа. Если говорить про мою занятость, я, действительно, и продолжаю свою артистическую карьеру, и директорствую, но знаете, чем меньше у меня свободного времени в графике, тем большее удовлетворение я чувствую. За последние пять месяцев у меня не было ни одного выходного и это здорово: я понимаю, что занимаюсь тем, что очень люблю.

– Предположу, что в Минске вы находитесь не случайно…

Помимо того, что сейчас готовится большой новогодний проект для стадиона «Лужники» в Москве, мы параллельно работаем над шоу «Цирк с другой планеты», которое с 1 по 5 января приезжает в белорусскую «Минск-Арену». Это уникальный проект, который перевернет отношение зрителей к традиционному цирку. Баланс искусств, новейшие технологии, лазерные инсталляции, путешествие через пространство и время все это станет реальностью. Только представьте, под сводами «Минк-Арены» появится настоящая летающая тарелка, более 11 метров в диаметре, а на борту «представители внеземной цивилизации». Зрители увидят «сверх людей», роли которых исполнили: обладательницы звания «самых высоких девушек в мире» сестры Титченковы, выйдет на арену и победитель проекта «Минута славы» Виктор Кочкин. «Цирк с другой планеты» это огромное количество невероятных трюков, к тому же в Минск впервые приедут и артисты Большого Московского цирка. «Минск-Арена» огромная площадка, но мы специально ее выбрали, чтобы дать возможность приехать и зрителям из регионов. Поэтому буду рад увидеть в зале и жителей Лиды. Думаю, это прекрасная возможность встретиться всем вместе в новом году.

Цирк

Досье «Лідскай газеты»

Эдгард и Аскольд Запашные – потомственные дрессировщики. Отец – легендарный дрессировщик Вальтер Запашный, мать – Татьяна, работала ассистенткой мужа. На манеже братья с 12 лет. Помимо укрощения львов и тигров, в том числе редких «альбиносов», умеют ходить по канату, жонглировать, дрессировать обезьян, выполнять трюки на лошадях. Написали несколько книг: «Как мы дрессируем собак» и «Камелот». Народные артисты России, дважды рекордсмены «Книги рекордов Гиннесса», обладатели призов «Золотой лев» и «Золотая тройка», лауреаты национальной премии «Циркъ» и приза «Золотой медведь – 2008».

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить