Журналист «Лідскай газеты» разбирался в проблеме женского алкоголизма

02 Июля 2015 2052

Обеим моим собеседницам около 30 лет. Обе молодые женщины имели хорошие стартовые возможности в жизни, но обе столкнулись с одной и той же проблемой – алкоголизмом. У обеих были отняты дети, и каждая из них смогла найти в себе силы жить трезво. Обе они смогли измениться благодаря лидскому сообществу анонимных алкоголиков. О том, как это было, они рассказали в приватной беседе. Имена и конкретные факты по понятным причинам изменены. 

История первая. Ангелина: «Теперь я буду начеку»

Она выглядит благополучной и ухоженной: модная прическа, стильная одежда, грамотно построенные фразы. В глазах – огромная тоска. Женщина осторожно подбирает слова. Говорить о прошлом ей явно больно.

Ангелина впервые попробовала алкоголь в 14 лет в компании. Росла она в деревне, там крепкие напитки – не редкость. Особых причин пагубного пристрастия она не называет. Просто выпивка стала непременным атрибутом в ее среде. После двадцати алкоголь стал создавать серьезные проблемы и диктовать свои условия. Продолжалось все это в течение пяти лет. «Мне просто хотелось расслабиться в определенных ситуациях, и в веселье, и в грусти. Потом исчез контроль за количеством выпитого», – вспоминает она. Ангелина отрицала наличие проблемы и необходимость с ней бороться. Плыла по течению. Мыслей о том, к чему все это может привести, еще не было. Потом случилось первое отобрание ребенка органами опеки: тревогу забили работники детского сада. Для Ангелины это стало шоком. «Дочка – смысл моей жизни. Это был кошмар, которого вы даже не можете себе представить, это не описать словами, – рассказывает она. – Меня ударило настолько больно, что я решила изменить все».

Поначалу она пробовала решить проблему самостоятельно. Женщина избегала встреч с «друзьями», устанавливала себе нормы, пыталась не пить вообще. Так продолжалось полтора года. Удалось даже вернуть ребенка, но периодически происходили срывы: компания, выпивка и повторное отобрание дочки. «Тогда я поняла, что одной мне не справиться, – продолжает Ангелина, – и, увидев социальную рекламу, я пришла в сообщество анонимных алкоголиков. Это была моя последняя надежда». Сейчас день полного отказа от спиртного – 22 сентября 2013 года – она считает своим вторым днем рождения. В новой жизни удалось вернуть ребенка, начать свое дело. Но Ангелина не питает иллюзий насчет полного исцеления. «Бывших алкоголиков не бывает, есть действующие и недействующие. А значит, нужно всегда быть начеку», – завершает она свою исповедь.

История вторая. Ирина: «Отец клеймил меня позором и желал смерти»

Ира окончила школу с медалью. В семье выпивала мама, которая впоследствии умерла. Воспитанием девочки занимались мачеха и отец. От нее требовали отличной учебы, быть всегда и во всем первой. Дальше Ира поступила в столичный вуз. Отсутствие родительского контроля, студенческие компании сделали свое дело – спиртное стало постоянным спутником. Но настоящий кошмар начался по возвращении в Лиду. Доучиться так и не получилось, зато Ира вышла замуж, устроилась на работу. Хотелось самостоятельности, о возвращении в родительский дом не было и речи. Потом беременность, роды – период вообще без алкоголя. «У меня была полная уверенность, что я контролирую свою жизнь и могу не пить, – вспоминает она. – Но проблема всего лишь затаилась. Когда я перестала кормить грудью, начались запои по 5-10 дней». Во время периодов алкогольного угара внучка оставалась с бабушками-дедушками. Муж тоже любил выпить. Он ездил на заработки и предпочитал «воспитывать» жену по приезде кулаками. Пара даже развелась, но продолжала жить вместе. «Мое дно началось два года назад. Лечение в «Островле», непогашенный кредит, первое отобрание ребенка органами опеки. Полгода, данные мне судом на исправление, я не использовала и пила дальше», – рассказывает Ира. Ни на одном месте работы женщина не задерживалась подолгу. Началась страшная бессонница. «Я могла ночами напролет просто слоняться по городу, а в моей квартире, которая к тому времени уже стала притоном, отсыпались друзья-приятели. В голове вертелись суицидальные мысли. Самый большой период трезвости в это время составил три месяца. Тогда я была впервые «закодирована» и боялась выпить. Но первый случайный глоток пива открыл путь к новым запоям», – говорит Ирина. За год она «кодировалась» 6 раз, и все только ради справки о том, что прошла эту процедуру. «От меня отреклись все: муж даже не явился на суд, отец клеймил позором и желал мне смерти». Помогли Ирине в детском саду, который посещала ее дочка. «Ира, одумайся, говорили мне там, а психолог купила для меня крестик и дала телефон сообщества анонимных алкоголиков. В первое же воскресенье после посещения собрания я рухнула и уснула. В АА меня очень поддерживали, не оставляли одну ни на час, помогли сделать ремонт в квартире, даже продукты приносили, когда дома совсем ничего не было. Да что говорить – на повторном суде меня все заседание держал за руку мужчина из АА». Через три месяца трезвости Ира поняла, что у нее все получается, и вместе с тем появился дикий страх все разрушить. «Я безумно хотела, чтобы моя жизнь больше не была прежней и, главное, чтобы мне вернули ребенка». Суд поверил. Дочку вернули. Ира благодарит Бога за то, что во время самой черной полосы девочка была еще совсем крошкой и мало что помнит. И в свою очередь обещает, что черных воспоминаний в жизни ее ребенка больше никогда не будет.

***

ФинскийЗа профессиональным комментарием по проблеме я обратилась к врачу-психиатру-наркологу, психотерапевту Анатолию Михайловичу Финскому. Выяснилось, что понятие «женский алкоголизм» он считает звеном одной цепи – алкогольной зависимости, – только с определенными особенностями проявления у женщин.

– Женский организм содержит меньше жидкости, чем мужской, – говорит Анатолий Михайлович, – поэтому в нем быстрее происходит интоксикация. Кроме того, он быстрее «запоминает» мгновенный расслабляющий эффект. Как следствие – у слабого пола в два раза быстрее вырабатывается зависимость (у мужчин – за 10 лет, у женщин – за 3-5 лет). У представительниц слабого пола и эмоциональность другая, более уязвимая. Дамы менее стрессоустойчивы. Зачастую они взваливают на себя мужские социальные роли, которые им по их природе чужды. А в итоге в качестве расслабления появляется выпивка.

– Каковы особенности избавления от зависимости у женщины?

– Женщину лечить сложнее, – продолжает Анатолий Михайлович. – И прежде всего из-за того, что пациентка ни в какую не хочет принимать тот факт, что больна. На какие только ухищрения не идут дамы, чтобы дать понять окружающим, что они себя контролируют! Так уж сложилось, что в нашем обществе мужчина-пьяница никого не удивляет, к этому даже относятся снисходительно. Пьющая же дама вызывает яростное осуждение, в том числе и у выпивающих мужчин. Для женщины алкоголизм опасен также полной социальной изоляцией. Пьющего мужчину «тянут за уши из беды» жена, мать. Разводятся с алкоголиком лишь в двух случаях из десяти. С пьющей женщиной все наоборот, от нее уходят в 8-9 случаях из десяти, и спасать ее просто некому.

– В плен к «зеленому змию» чаще попадают мужчины или женщины, и в каком возрасте это чаще случается?

– Опыт показывает, что за последние годы алкоголизм существенно «помолодел», – констатирует Анатолий Финский. – Раньше большинство страдающих этим недугом было 35-45-летнего возраста. Сейчас средний возраст большинства больных – 25-35 лет. Соотношение мужского и женского алкоголизма лет 25 назад было 7:1 или 10:1, сейчас оно составляет 1:3.

В течение всей жизни у женщины есть несколько периодов, когда вероятность спиться довольно высока. Во-первых, это юный возраст. Чем раньше девушка попробует спиртное, тем хуже. Усугубляют проблему в этом случае слабоалкогольные напитки. Они не вызывают такого отвращения, как крепкие, и легко принимаются молодежью. Считаю, что спиртное вообще нельзя продавать лицам до 21 года, пока личность окончательно не сформирована. Еще один критический период наступает в более зрелом возрасте, когда у женщины полностью меняется уклад жизни. Дети разъезжаются, иногда и мужа рядом уже нет. В таком случае появляется синдром «пустого гнезда» и велик риск образовавшуюся пустоту заполнить бутылкой. В группе риска также бизнес-леди и дамы, успешные в карьере. Моральные перегрузки в таком случае нередко «лечат» спиртным.

– Есть мнение, что женский алкоголизм неизлечим. Так ли это?

– Нет неизлечимых болезней, есть неизлечимые пациенты. Успешное избавление от алкогольной зависимости базируется на трех «В»: врачебная помощь (включает детоксикацию, различные методы лечения, включая «кодирование», а также систему социально-психологической реабилитации в реабилитационных центрах), взаимо- и самопомощь в группах анонимных алкоголиков и других сообществах (братство трезвости, общественные объединения, ориентированные на помощь зависимым и созависимым лицам) и вера (вера в свои силы, религиозная вера, и в первую очередь христианство). В Беларуси хорошо развита система поддержки и помощи со стороны православной и католической церквей. Это реколлекции трезвости, духовные встречи в Жировичском монастыре и многое другое.

Поделиться
0Комментарии
Авторизоваться