В Питере – петь. Выходец из Лидского района о переезде в культурную столицу России, поисках себя и создании инди-рок группы

25 Июня 2020 779
О семье Борисевич из деревни Докудово мы уже рассказывали на страницах «Лідскай газеты».

Супруги Владимир Петрович и София Николаевна попали в поле внимания по случаю своей бриллиантовой свадьбы. И даже дважды: первый раз – непосредственно в юбилей, 8 марта 2019-го, а второй – совсем недавно, в канун Нового 2020-го, когда их свадьба стала событием года по версии Google. Дети Борисевичей – Алла и Игорь – достойны своих родителей. Оба очень талантливы. Об Алле Борисевич (Диксон), художнице, которая живет в Америке, мы уже писали. Сегодня знакомимся с Игорем Борисевичем – ученым, поэтом, композитором, рок-музыкантом, лидером питерской группы «Борисевич» и просто интересным человеком.

– Когда встречаюсь с творческими людьми и пытаюсь понять их талант, прошу рассказать о себе с самого начала…

– С озера Андреевского?.. (Игорь улыбается. – Авт.) Там служили отец с мамой. Это озеро за Тюменью, куда был направлен на службу отец, военнослужащий. Там я и появился на свет. Позже мы переехали в город, папа служил, мама работала, я окончил школу. После школы мне захотелось пойти в науку… С детства увлекался зверюшками. У нас в свое время жили крыса, кошки, собаки, бурундук, сорока. Я был председателем зоологического кружка в Доме пионеров и читал умные книжки. Моя сестра Алла старше меня на 7 лет, и я, как художественную литературу, читал ее учебники по физике, математике, биологии. Участвовал в городских олимпиадах. Считал, что биологию знаю лучше всех в городе. Один мой одноклассник поехал учиться в Новосибирский академгородок (это знаменитый центр науки). Ему очень нравилось, он мне описывал, как это здорово. Ну и я поехал поступать. Помню, при поступлении на биологический факультет нужно было сдать две математики, физику и написать сочинение. А по биологии только собеседование. Я поступил, но проучился всего два курса. Было очень много математики и физики, а хотелось заниматься биологией. Перевелся на заочное отделение в другой университет, в город Томск, и стал работать в лаборатории одного из институтов. Работать нужно было в сфере молекулярной биологии, на то время это была самая передовая наука. В мой первый день в науке мне показали на огромную раковину и гору посуды: «Это тебе. Учись мыть посуду». То есть наука начинается с чистой посуды. Это действительно очень важно. Университет я окончил в 1991-м. Средств на науку выделялось мало. Но кое-что мне и моим коллегам сделать все же удалось. Открыли новый мобильный элемент – кусочки ДНК, которые могут перемещаться по хромосомам. Кстати, меня за высокий рост прозывали «драмидар», и этот мобильный элемент назвали также драмидар. 
Была еще одна интересная история. Джордж Сорос объявил конкурс научных проектов, за которые выделял по 300 долларов. Мы также писали проекты. На свою премию я купил себе магнитофон… 

– То есть «звоночки» из музыкального будущего уже были? Купили же вы на эти деньги магнитофон, а не что-то другое…

– А еще раньше, в классе девятом, родители купили мне гитару. Когда я брал ее и открывал любое стихотворение, мне сразу приходила мелодия, и я пел. Одна из них до сих пор есть, и я хочу ею заняться. На гитаре тогда играл немного. Начинал с Булата Окуджавы. После уехал учиться и лет десять не играл вообще. Была наука…

Начинались 90-е. К 1993 году средства в нашей лаборатории закончились. Мои друзья уехали заниматься бизнесом. А я оставался в лаборатории… Один из моих друзей поехал в Германию по обмену студентами и работал там в лаборатории. Он и позвал меня туда – нужно было спасать один проект. Так в сентябре 1995-го я попал в Германию. Это был Берлинский университет, лаборатория – в центре города. Я проработал там полтора года. После перешел в другую лабораторию. Работал с совершенно новой методикой, связанной с микрочипами и роботами. Трудился там четыре года и защитил диссертацию. А примерно за два года до этого сломал ногу и на два месяца слег. Друг принес мне гитару, и я стал играть, сочинять. Сочинял так много, что песни стали накапливаться. И уже к концу защиты диссертации хотел больше заниматься музыкой, чем наукой. Но продолжал работать. А после в Германии начался кризис. Мой проект закрыли. И я окончательно решил уехать в Россию, в Санкт-Петербург, заниматься музыкой. Начинал все с нуля, как и в науке.

– Никогда после не хотелось вернуться в науку, но уже в России?

– Нет. Круг интересов у меня очень широкий. Но музыка сейчас главное. Тем более что записан альбом «Мой мир» с очень хорошей командой. 

– Расскажите о вашей команде.

– В общем-то, я этих музыкантов знал давно. Но, видимо, ни они, ни я к чему-то серьезному тогда не были готовы. Один из них – Сергей Буренков. Как мы с ним познакомились? У меня была репетиционная база, и в один из вечеров туда пришел Сергей. У него родился сын, и он праздновал. Всю ночь мы с ним играли. Через 10 лет мы снова встретились, начали играть другим составом. Но ребята были непрофессиональные, и с ними ничего не получилось. Через пару лет Сергей позвал своих знакомых музыкантов (профессионалов): Кристину Буженскую (гитаристку) и Андрея Масленникова (барабанщика). Начали с ними играть. Сергей предложил записать альбом. Пригласил хороших, профессиональных музыкантов: Сергея Летова (брата Егора Летова), Марину Савкину (аранжировщицу, скрипачку группы «Сурганова и оркестр»), Стаса Березовского (гитариста группы «Сплин»), Лену Тэ (виолончелистку, одну из лучших в русском роке). Записывались у режиссера Сергея Наветного, бывшего барабанщика группы «Сплин». 19 апреля 2019 года новый альбом «Мой мир» мы презентовали. 


– Свое направление вы называете инди-рок. Почему «инди-»?

– Во-первых, у меня очень широкие интересы. Я не могу играть или сочинять в одном стиле. Во-вторых, у каждой песни есть свой смысл, свое содержание и свой посыл. И я считаю, что форма должна соответствовать содержанию. Песни у нас получаются очень разнообразные. Мы искали какое-то наиболее близкое название, и нашли «инди» (от английского «independent» – «независимый»). Независимый рок. Это рок, не зависимый ни от каких стилей, ни от чего. 

– Где выступает ваша группа?

– Группа, которую мы собрали, оказалась действительно хорошей. Мы активно концертируем, выступаем на различных фестивалях. К примеру, любим выступать на самом большом фестивале Санкт-Петербурга «Окна открой». На этот фестиваль идут отборы, коллектив должен быть отобран в финал. В прошлом году нас пригласили на подобный фестиваль в Калининград. 

– Расскажите о ваших песнях.

– Музыку и слова пишу я. Хотя заглавная песня в альбоме «Мой мир» – общая. Изначально у меня были слова на чужую музыку. На репетиции стали играть и поняли: что-то не то. Ребята пошли прогуляться, а Кристина осталась и что-то наигрывала. Когда вернулись, услышали и поняли: это и есть то самое. К концу репетиции песня уже имела свой вид. Делать музыку – это настоящий детектив! Вообще, интересы у меня очень широкие. Интересуюсь электронной музыкой. У меня есть наработки электронной оперы (или кибер-оперы) «Сердце робота». Есть фантастическое произведение, которое я давно вынашивал и к которому сейчас пишу сценарий. Есть много песен в рок-стиле. Хочется сделать много разного, интересного. 

– Послушала ваши песни и поняла, что их нужно не просто слушать, а проживать. Как рождаются песни: на одном дыхании или в муках творчества?

– Не понимаю, что такое муки творчества. У меня может быть по-разному: могу подготовить за 5 минут, а могу долго работать. Может быть такое, что доводишь композицию до ума, есть какие-то нюансы. Процесс может затянуться. Но это не муки творчества. Для меня весь процесс кажется таким увлекательным! Мучения нет. Другое дело, что ты можешь долго искать. У меня все происходит в позитивном ключе.

– Какую роль играет в вашем творчестве Беларусь – родина родителей, земля, где ваши корни?

– Очень важную. И мама, и папа в свое время очень рано уехали из Беларуси, жили в России. Но всегда у нас дома речь шла о Беларуси. В душе она всегда у нас была. Тюмень не стала родной – все равно грезили Беларусью. И когда родители сюда переехали, все были счастливы. Здесь столько родственников! И я счастлив сейчас сюда приезжать. Мне здесь очень хорошо. Нравятся люди. Здесь все очень чисто, красиво. Испытываешь чувство комфорта. 

– Знаю, что у вас с сестрой есть задумка совместной выставки: ее картины и ваша музыка. 

– Есть такая задумка. Для меня это первый подобный опыт. На выставке – картины Аллы и музыка моей группы. Есть идеи для особого восприятия выставки. Кроме того, мы хотели бы сделать перформанс. Я исполняю свои песни, а Алла зарисовывает свои ассоциации. 

– И еще один вопрос: почему группа все-таки называется «Борисевич»?

– Мы долго думали над названием. Оно должно отображать содержание, и не только отображать, но и задавать содержание музыки и текста. И какое бы слово мы ни придумывали, оно сразу ограничивало. А хочется играть разнообразное и не ставить себя в рамки. В конце концов решили: пусть будет «Борисевич». Да и музыканты настояли. С таким названием можно делать и играть свободно.

Поделиться
0Комментарии
Авторизоваться