Лжетсуга, карагана и немногочисленный в Лидском районе вид птиц – поползень. Кто они, жители городского парка?

18 Июня 2020 1635
Лидский городской парк – это не только место отдыха лидчан, но и маленький островок дикой природы в самом центре Лиды. На площади более чем в 11 000 гектаров произрастают около 900 деревьев и кустарников. Если пройтись по его тенистым аллеям, присмотреться, то обязательно откроешь для себя: жизнь в небольшом зеленом оазисе бьет ключом.

Каменка – начало начал

Лидский городской парк был основан в 1946 году на болотистом пустыре. В южной его части когда-то находился сельскохозяйственный рынок, в восточной стороне – два прудика реки Каменки, которая впадает в Лидейку у Дома Тавлая. Исток реки нужно искать на западной окраине города, а сама она по воле человека «спряталась» в трубы и протекает под средней школой №4 и центром города. Но именно Каменка, как знающий архитектор, в том числе «спроектировала» живой мир вокруг себя. Даже небольшие искусственные водоемы, как ее продолжение (хоть к ним и приложена рука человека), теперь являются еще одной достопримечательностью парка. 
 
Но особенно интересен мир зеленых великанов. В нашем парке он не такой однообразный, каким кажется на первый взгляд. В числе старых деревьев встречается тополь черный, или Оскар, как его еще называют (старожилам по 70-80 лет). Если поискать, то в центральной части парка, у детской площадки, можно обнаружить гиганта с мощной кроной высотой свыше двадцати пяти метров. Это вяз – нечасто встречающееся в наших городах дерево, получившее свое название благодаря уникальным особенностям древесины. 

Молодая мама Антонина Мотевич вместе с сыном Артемом живут в Северном городке, но гулять непременно приходят в городской парк культуры и отдыха.

– Вяз насчитывает около шестнадцати видов, – рассказывает научный сотрудник Лидского историко-художественного музея Ирина Швед. – Он встречается в Западной Сибири и в Южном Урале, на Кавказе и в Поволжье, а также в европейских странах. В среднем великаны живут 300 лет, но в истории встречались его собратья гораздо старше. Например, до 2010 года в Москве, на Поварской улице, существовал старый вяз-долгожитель, переживший пожар 1812 года. Правда, помимо своих возрастных рекордов, дерево уникально тем, что его древесина имеет необычный аромат, действующий на человека как успокоительное средство и антидепрессант. 

Голубые ковры из незабудок. В нашем парке их произрастает два вида.

Нашел в парке приют дуб черешчатый. Считается, что его крона вырастает в среднем на один метр в течение года. Компанию великану составляют ясени, березы, клены остролистые, рябины, ивы (плакучая и Бредина), а также акация белая, или карагана, родиной которой является Северная Америка. Листья у выходца из заморской страны появляются позже, чем у других деревьев. Узнать ее можно по белым цветкам, свисающим в оригинальных кистях. К сожалению, несмотря на красоту, акация – инвазивный для Лидчины вид. Это единственное дерево, чьи плоды не входят в рацион местных птиц.

В тенистых аллеях парка можно найти лжетсугу – выходца из Канады.

– К необычным жителям парка я бы отнесла лжетсугу – одно из самых красивых хвойных растений семейства сосновых (внешне очень похожа на ель), – делится наблюдениями Ирина Юзефовна. – Дерево чаще всего встречается в Канаде, где в природе вырастает до 100 метров. Интересно оно тем, что его хвоя имеет легкий сладковатый аромат и богата витамином С. Известно, что индейские племена использовали молодые побеги лжетсуги в качестве вкусовой добавки и для приготовления чая, а сладкий сок деревьев служил этаким заменителем сахара. В условиях нашего климата таким высоким оно, конечно, не вырастет. А вот радовать своим присутствием, если и дальше сложатся благоприятные для него климатические условия, способно долго. Продолжительность жизни дерева составляет до тысячи лет.

Не машите крыльями: вас снимают!

Экосистему парка составляет и богатый мир растений. Среди травостоя из первоцветов нынешней весной можно было встретить ветреницу, чистяк весенний, гусиный лук. Летом в небольших прудах, если приглядеться, можно будет увидеть кубышки и кувшинки белые. Нашли свой дом в парке и многие представители пернатых. И этот мир птиц открывается во всей своей красе.

– Поселились в городском парке черный дрозд и дрозд-рябинник, щеглы, голуби (горлица и вяхирь), трясогузки, мелкие воробьиные, – рассказывает Ирина Швед. – В 2005 году только колония грачей в Лидском парке состояла из 236 гнезд, размещенных на 103 деревьях. Частым его гостем, как и улиц, стала сорока. Раньше эти птицы редко прилетали в города. Их дом – заросли ивняка на лугах, в поймах рек, в лиственном мелколесье среди болот и полей. Именно по крикам сороки охотники всегда узнавали о нахождении лисицы. Птица непременно высматривала, где плутовка обедает, и своими криками оповещала соседок о возможности полакомиться остатками лисичкиного стола. 

 Слово «зяблик» тесно связано с «зябнуть», «зяблый» – со словами, означающими холод, стужу: птичка эта прилетает одна из первых, самой ранней весной. Трясогузки (справа) трясут своим хвостиком на бегу для балансировки, когда охотятся на проворных насекомых. Точно так же человек раскидывает руки в стороны, пытаясь сохранить равновесие. 

Еще один частый гость парка – сойка, которую нетрудно опознать по характерному дребезжащему «дикому» крику. Птица отличается незаурядными способностями подражания: воспроизводит переливы скворца и особенно хорошо имитирует голоса дневных хищных птиц – канюка и коршуна. Этим она нередко вводит в заблуждение даже опытных натуралистов. Часто в парке можно увидеть зяблика – типичную фоновую птицу леса. В народе ее еще называют «махнянка» и «берасцянка». Особенно любознательные могут повстречать поползня. На Лидчине это немногочисленный оседлый вид, распространенный в высокоствольных лиственных и смешанных лесах. В поисках корма птица бегает вверх и вниз по стволам деревьев – отсюда и ее название. 

Дрозды – птицы лесные, но они уже настолько привыкли к людям, что их пение часто можно услышать и в городском парке (как этого дрозда-рябинника).

– В целом, не удивлюсь, если мы увидим и другие виды птиц, средой обитания которых были укромные уголки природы, – в конце беседы заметила специалист. –  В прошлом году наведалась к пруду в парке белая цапля. Несмотря на близкое соседство людей и машин, вывела, помнится, утят кряква. Все это говорит о том, что парк стал домом для удивительных созданий природы. Его экосистема привлекательна и интересна для них. И совсем не надо быть натуралистом или орнитологом, чтобы последовательно изучать открытую книгу этих городских джунглей. К слову, сейчас в Беларуси очень популярно такое направление, как бёрдвотчинг. Орнитологи-любители, вооружившись фотоаппаратами, ведут свои наблюдения за пернатыми, а затем делятся ими в социальных сетях. И далеко ходить не надо. Даже во дворах домов, внимательно приглядевшись, горожане могут сделать немало открытий из жизни птиц. Недавно одна моя знакомая рассказала, что на техническом этаже ее девятиэтажного дома вывело птенца семейство пустельги обыкновенной, а еще к ее подъезду с целью охоты на голубей и мелких воробьиных нередко прилетает сокол-тетеревятник. Сегодня мы все чаще стали видеть птиц, с которыми лет двадцать-тридцать назад даже не встретились бы в городской среде.
Поделиться
0Комментарии
Авторизоваться