«Посвящайте время любимым делам, а не цифрам на весах». 19-летняя жительница Лиды рассказала о том, как она борется с анорексией

30 Августа 2018 3780
Идеальные параметры 90/60/90 сегодня уже в прошлом. В наше время девушки предпочитают быть еще стройнее и в навязчивом стремлении похудеть полностью отказываются от еды. Тысячи случаев анорексии выявляются ежегодно в Беларуси. За примером не нужно далеко ходить – есть такие случаи и в Лиде. Почему это происходит и есть ли шанс вернуться к привычной жизни, мы расспросили 19-летнюю лидчанку Александру Лукашик.

– Расскажи о себе, пожалуйста.

– Меня зовут Александра, мне 19 лет. Живу в Лиде. Занимаюсь фотографией, веду блог в Instagram. 

– Когда ты впервые задумалась о том, что хочешь похудеть? 

– Лет 5-6 тому назад. Стою у зеркала, пристально рассматривая собственное тело, а в голове что-то вроде «Ужас, ну и живот! Нужно худеть». Хотя сейчас я понимаю, что с моим телом все было в порядке. Совершенно нормальное тело – такое же, как и у большинства девушек. Но в тот момент мозг почему-то считал иначе. 

– А что было дальше?

– До первого курса (я училась в среднем специальном учебном заведении) я жила более или менее спокойно... Пока не поселилась в общежитии и не решилась взвеситься. До сих пор помню тот свой ужас от осознания, что за неделю я набрала целых 7 килограммов! Хотя и тогда я не стала принимать каких-либо решительных действий, хоть и здорово расстроилась. Толчком к похудению стало другое: я спросила у своего молодого человека, не потолстела ли. И он честно ответил: да, пусть и некритично. Но мне хватило этого, чтобы твердо решить: надо худеть. 

– Наверное, в такие моменты понимаешь, что иногда ложь действительно может оказаться во благо. 

– Это точно. Вспоминаю, как в то время пыталась «сидеть» на правильном питании, быть как все эти модные «фитоняшки» в Интернете – и грустно становится.  Дальше все пошло по нарастающей, я постепенно перепробовала множество рекомендаций, которые смогла найти, – отказалась от свинины и говядины (рыбу я и до этого не любила), ела исключительно белое мясо. Увеличила количество яиц, творога и фруктов в рационе. Занималась спортом. Это не помогло. Пять месяцев борьбы ни к чему не привели, лишь к унынию и апатии. Тогда я, наоборот, стала есть все подряд, ни в чем себя не ограничивая. Естественно, начала набирать вес, а вместе с килограммами прибавилось и еще больше отвращения к собственному телу и желания похудеть. Привело это к тому, что в какой-то момент я, одеваясь, случайно порвала леггинсы. Я понимала: они порвались из-за того, что я в спешке зацепилась... Но голос во мне уже шептал: «Это все потому, что ты жирная и постоянно ешь!» 

– А что говорил твой молодой человек? Неужели он не беспокоился, видя твое состояние?

– Он и правда волновался за меня. Спрашивал, что случилось и почему я такая грустная. Но я ничего не хотела рассказывать. Хотя в какой-то момент я все-таки решилась. И знаешь, что услышала в ответ?

– Что же?

– «Ясно». Что может быть хуже этого слова в такой ситуации? В итоге у меня случилась истерика. Вместе со слезами исчезали и остатки здравого смысла, я больше не хотела возвращаться к спорту и правильному питанию. Вместо этого я зашла  во «ВКонтакте» и начала искать группу «Типичная анорексичка».

– Это та самая, где девушки сидят на всяких жутких диетах вроде «одно яблоко в день»?

– Да. В тот момент я перестала думать о последствиях, свято веря, что у меня все под контролем и что я всегда смогу остановиться, если захочу. Как же я ошибалась... По-настоящему жутко мне стало, когда однажды утром я обнаружила на расческе клок волос. И тогда-то я осознала: мое «под контролем» длится вот уже 5 месяцев. 

– Были ли у тебя попытки как-то принять себя, остановиться?

– В тот момент – нет. Наоборот, после каждого срыва с диеты я прибегала к «селфхарму» – резала кожу и тушила о себя сигареты. Знаю, звучит жутко, но в тот момент это было очевидным способом выпустить ненависть к себе наружу, как-то сублимировать это все. После всего этого у меня осталось много шрамов.

– Кстати, как ты узнала о том, что у твоего состояния есть название?

– Я прочитала об этом в одном из дневников питания в Instagram. Там, кстати, очень много девушек, которые ведут свои блоги и рассказывают о том, как борются с расстройством пищевого поведения. Мне, конечно, стало интересно, я начала искать информацию и узнала ответы на все вопросы, кроме одного – как это лечить? 

– Но сейчас тебе стало лучше?

– С момента моей первой диеты прошло ровно два года. За это время я многое переосмыслила, прочитала множество статей и просмотрела огромное количество видео на тему питания, расстройства пищевого поведения и восстановления. Но потеряла все равно гораздо больше: я отдалилась от семьи и друзей, проблемы с сердцем стали случаться чаще, память ухудшилась, да и мой организм в целом за эти два года пережил немало потерь. Даже сейчас я продолжаю бороться – но не столько с болезнью, сколько с собой. Я пытаюсь, как ты говорила, «принять себя», но проблема в том, что полюбить свое тело намного сложнее, чем просто смириться с тем, что оно такое, какое есть. Меня все еще не покидают мысли о похудении, волосы продолжают выпадать, а ногти – слоиться, но теперь я хотя бы действительно себя контролирую. 

– Как ты считаешь, возможно ли полностью избавиться от анорексии, если однажды пришлось с ней столкнуться?

– Я думаю, нет. Это не то, чем можно «заразиться», оно прячется в тебе и ждет своего часа – неосторожно брошенной фразы, грубого слова или чего-то еще. Сначала я не хотела в это верить, но затем заметила, что очень много моих знакомых болеют подобными расстройствами пищевого поведения в той или иной форме. 

– Спасибо за интересный разговор. Что бы ты хотела пожелать читателям?

– Живите. Просто живите. Не нужно так сильно беспокоиться о внешности – вы единственный, кого она волнует настолько сильно. Часто люди вокруг не обращают внимания на наши недостатки: просто потому, что мы воспринимаем себя «по кускам», когда остальные видят картину в целом. Как ни крути, но душа действительно важнее красивой «оболочки». Поэтому просто наслаждайтесь жизнью, ешьте то, что нравится, не забывайте о дорогих вам людях и посвящайте время любимым делам, а не цифрам на весах. 

Комментарий специалиста

– На мой взгляд, диагноз очевиден: это нервная анорексия и булимия, – комментирует ситуацию врач-психотерапевт Лидской центральной районной поликлиники Анна Кижук. – Эти расстройства в совокупности вызывают у человека навязчивое желание похудеть, а в случае переедания принять крайние меры – выпить слабительное, вызвать рвоту или вовсе отказаться на какое-то время от пищи. Чаще всего с этой проблемой сталкиваются девочки и молодые женщины в возрасте от 12 до 24 лет. Зачастую это люди с нестабильным эмоциональным фоном, нарушениями работы эндокринной системы, различными психологическими проблемами или генетической предрасположенностью (если кто-то в семье болел анорексией, то есть вероятность, что это расстройство проявится и у ребенка). Влияние оказывают социальные сети и СМИ: молодежь видит фотографии моделей с «идеальными» фигурами и их образ жизни, это формирует стереотипы и желание подражать. Особенно этому подвержены неуверенные в себе подростки, чья личность еще не до конца сформирована. Им кажется, что худой – значит красивый, успешный и счастливый. Как правило, болезнь развивается постепенно, процесс может растянуться на месяцы или даже годы (как у героини статьи). Пациенты могут очень долго не осознавать, что их стремление похудеть перешло в стадию болезни, не испытывать к своему состоянию критики. Поэтому чаще всего к врачу их приводят родственники, заметившие, что что-то пошло не так. В большинстве случаев пациенты проходят лечение стационарно: в Беларуси существует Республиканский научно-практический центр психического здоровья, где в том числе занимаются лечением нервной анорексии и булимии. 

Текст: Мария Новик.
Поделиться
0Комментарии
Авторизоваться