«Абнаўленне надзеi i абнуленне тугi». Вышел в свет первый сборник стихов лидчанки Екатерины Янчевской

13 Января 2022 1981
Название сборника – «Белае шматкроп’е» – сразу настраивает на философский лад.

Все стихи, вошедшие в книгу, «прожиты» автором, и это заметно с первого взгляда. Даже рисунок-иллюстрация на обложке принадлежит Екатерине Янчевской. Обо всем этом в творческой гостиной «Лідскай газеты» мы и беседуем – о живом и настоящем, 
о поиске смысла и подлинной радости.

– Екатерина, первый вопрос хочется задать о самом названии книги – «Белае шматкроп’е»…

  – Для меня это означает, что всегда есть продолжение – в лучшем смысле этого слова. Всегда есть пространство для движения вперед. Многоточие, которое пробуждает ресурсы души.

  – А ваша профессиональная деятельность как-то связана с литературой или искусством?

  – Опыт искусствоведческого восприятия, анализа, рассуждения открыл для меня и пространство поэзии. Слово и визуальный образ взаимосвязаны. Сначала я была больше сосредоточена на научных исследованиях. Были у меня и работы в прозе. А первое мое стихотворение вышло в газете «Лiтаратура и мастацтва» – в одном из старейших республиканских изданий. Я не ставила конкретной цели, не загадывала – в творчестве это в принципе сложно (улыбается), но я поняла одно – что нужно работать. И в книге читатель может увидеть немало отсылок к истории искусств – и отечественных, и зарубежных. 

  – Наверное, вдохновляло вас не только искусство, но и близкие люди?

  – Искренние вдохновители – это мои родители и мой ребенок. И эта книга – посвящение близким людям, книга-благодарность. Сыну Тимофею сейчас 12 лет. У нас с ним творческий тандем – я всегда читаю ему свои стихи. У подростков еще сохранены тонкость и «первозданность» восприятия, и иногда они могут давать удивительно полезные советы в том, что касается творчества. И если сын мне говорит, что что-то нужно поменять, я к этому прислушиваюсь. И основную мысль он схватывает очень легко.

  – А какие мысли легли в основу книги?

  – Лейтмотив – «зазiрнуць у глыбiню iмгнення». В глубину мгновения, которое обязательно связано с радостью – той или иной, у которой очень много граней, оттенков. И важная грань – радость именно христианская. И та тропиночка, по которой мы идем в поисках этой христианской радости… Когда мы заглядываем в глубину мгновения, мы понимаем, что там много суеты. Но важно находить «милосердие смысла» – есть такое словосочетание в одном из стихотворений. И это милосердие может быть в простой доброй улыбке, добром слове, сказанном к месту – не когда-нибудь потом... Здесь речь и о любви – именно в христианском ее понимании.
 
– Да, это улавливается в стихах…
 

– Например, в этом:
Сваёй чароўнасцю
Скрадае роспач холаду
Студзеньскi снег. 
Сёння ён – як пялёсткi 
язмiну – 
Мае водар збаўлення 
i дабрынi.
Замест чорнага
шматкроп’я –
Белы снег.
Абнаўленне надзеi
i абнуленне тугi.

  Cнег здесь – метафора возрождения, обновления. И в целом в книге много отсылок, аллюзий – может быть, они неявные на первый взгляд, но они говорят о поиске смысла радости. 

  Лидчане уже отметили Рождество Христово. Мы встретились в такой чудесный период! Я отмечаю его 7 января, поэтому для меня именно январский снег – это воплощение способности к обновлению, способности находить радость в незначительных на первый взгляд вещах. Поэтому диалог мгновения и вечности для меня в этой книге постоянен. 

  – А какие из стихов стали для вас особенными, знаковыми?

  – Есть очень знаковое для меня стихотворение, которое называется «Вёска». Это стихотворение о моем пути... И с ним связана важная для меня история. В 2019 году я услышала о том, что проводится конкурс «Бацькаўшчына светлая мая» (Екатерина Янчевская получила на этом конкурсе диплом II степени. – прим. ред.) Организаторами выступали литературно-художественный журнал «Маладосць» и Первый канал Белорусского радио. И мама посоветовала мне поучаствовать. Сначала я не восприняла все это всерьез, но вскоре это стихотворение написалось – само. Его я и отправила на конкурс. Как потом оказалось, там было представлено 346 авторов и более 800 произведений.

  – Серьезная конкуренция.

  – Там не было разницы между опытными и начинающими писателями. Меня очень вдохновил этот подход. И там я услышала очень важные для меня слова… Николай Метлицкий (белорусский поэт и публицист, 1954-2021. – авт.), которого недавно, к сожалению, не стало, был тогда в жюри, и он сказал мне несколько очень важных фраз – о том, что стоит продолжать и не останавливаться. Я не знала, как сложится моя, так сказать, поэтическая судьба (улыбается), и вдохновляющие слова от людей, которые очень давно соприкасаются с поэтическим искусством, очень ценны для меня.

  – Это стихотворение о вашей малой родине?

  – Да, оно посвящено моей родной деревне Далекие. Она находится недалеко от Лиды, рядом с Ольжево – тоже очень важным для меня местом. Оттуда родом и многие мои предки – они жили и в Далеких и в Ольжево. Действительно, «Далекiя – лекi для стомленага сэрца»…

  – Понимаю…

  – У каждого из нас бывают такие периоды, когда мы чувствуем усталость, из которой нет выхода к радости. Это могут быть боль, утрата, одиночество по какой-то причине. И вот тогда-то мы нуждаемся в таком утешении, в этой «браме ў дабрыню» – в воротах в добро и радость. Ведь у большинства из нас детство и юность ассоциируются с очень добрыми и искренними отношениями, с кем-то самым родным и искренним, кто примет в любой ситуации.

  «Лекi для стомленага сэрца», «калодзежная вада – суцяшэнне для ран», «блiзкiя людзi ў кожным iмгненнi, малiтва и роздум за нас», «пацерками чыгуначныя прыпынкi, зварот да Божай Мацi Вастрабрамскай» – все это мне действительно близко. Моя бабушка Ядвига часто вспоминала, как они ездили к этой удивительной иконе. Эта икона как бы связывает христиан разных конфессий, она – утешение для многих…

  – А мне очень легло на душу стихотворение «Ольжaвa»!

  – Да, и для меня оно важно. Родилось оно в результате многих радостных встреч – там, где строится сейчас монастырь в честь преподобного Паисия Святогорца, греческого святого, нашего современника. И это очень важная для нас возможность – увидеть истоки… Увидеть, как по кирпичикам все складывается, и каждый кирпичик – это чья-то помощь, молитва, любовь. Люди приезжают в обитель, знакомятся с ней, участвуют в богослужениях – и порой для них это становится началом совершенно нового восприятия жизни…

Ольжава

 Вечнасць — маленькая вёсачка,
дзе неба гаворыць проста,
дзе неба трымае моцна
птушку i чалавека.
Звычайная цiшыня цярплiва слухае:
хвiлiны, як кветкi растуць.
Спрадвеку жывая размова.
Лясная абiцель поўнiцца моваю дабрынi,
Радаснай мудрасцю Паiсiя Святагорца.
Сэрца, глядзi: вось твой дзень нараджэння!
Пераадоленне суму.
Узвышша надзей.
Ольжава,
Дзеянне-думка.
Жывое святло.

  – В какой-то степени так получилось и у меня…

  – И это совсем не пафосные слова – наоборот, для многих это очень живое и сокровенное. Об этом не скажешь пафосно – здесь не хочется перебарщивать с яркими красками. И для меня это именно место, «дзе неба гаворыць проста, дзе неба трымае моцна» и «дзе звычайная цiшыня цярплiва слухае».

  Известно и то, что преподобный Паисий всегда много общался с людьми и помогал многим. Сердце его было очень открытым. И сейчас мы имеем возможность, читая книги о нем, увидеть, как он общался с людьми. И это была действительно «мова дабрынi», язык радостной мудрости. Эта мудрость учит как раз тому, чтобы человек хранил в себе ту самую радость и ни в коем случае не впадал в уныние – даже в тяжелые периоды.

Текст: Анастасия МарчукАнастасия Марчук
Поделиться
0Комментарии
Авторизоваться