Коварные проценты. Как жительница Лиды из-за двух тысяч долларов потеряла квартиру

10 Сентября 2019 10708
У Тамары Петровны (все имена в статье изменены) был хороший жизненный старт. Росла в обеспеченной семье, окончила вуз, вышла замуж. Но в какой-то период что-то пошло не так, и в предпенсионном возрасте она лишилась квартиры.

Вообще, подобные истории сегодня не являются чем-то удивительным, и эта тема на страницах газеты не новая. Но мы решили вернуться к ней еще раз, так как она не теряет актуальности. Вполне может быть, что эта публикация убережет кого-то от неверного шага.

Проблемная квартира

Лидчанка Нина Николаевна подыскивала в городе не слишком дорогое жилье для покупки. В последующем она планировала прописать там свою дочь. Летом прошлого года ей представилась такая возможность – на электронной торговой площадке в интернете продавалась подходящая квартира. Женщине оставалось подать заявку и стать участницей электронных торгов. Предварительно судебный исполнитель пояснила потенциальной покупательнице, что квартира подлежит конфискации и поэтому выставлена на продажу. 

Вскоре Нина Николаевна по результатам электронных торгов, проведенных в рамках исполнительного производства, приобрела квартиру стоимостью 27 тысяч рублей в собственность. Право собственности, как положено, оформила в агентстве по государственной регистрации и земельному кадастру. Бывшая хозяйка квартиры, Тамара Петровна, через некоторое время освободила жилое помещение, и по акту приема-передачи оно перешло к новой владелице. Но вот выписываться бывшая собственница не спешила.

Прошли лето, осень и зима, а в марте 2019 года терпение Нины Николаевны закончилось, и она подала в суд Лидского района иск, в котором сообщила, что, вопреки законодательству, бывшая владелица квартиры остается в ней прописанной, чем препятствует ей как собственнику осуществлять свои права. На судебное заседание ответчица не явилась. Тем не менее суд на месте определил: рассмотреть дело в порядке заочного производства. Во время заслушивания судебных прений старший помощник прокурора изложила свою точку зрения: «Считаю, что требования Нины Николаевны обоснованны. Прошу суд выселить ответчицу из квартиры без предоставления другого жилого помещения». Суд принял заочное решение – удовлетворить требования истицы и выселить Тамару Петровну из квартиры без предоставления другого жилого помещения, а также взыскать с нее в пользу истицы возврат государственной пошлины в размере 76,5 рубля. 

Так Тамара Петровна окончательно простилась со своим жильем. Но почему она его потеряла? 

А теперь следите за цифрами

…До завершения 2016 года оставалось совсем немного. Город готовился к Рождеству, улицы становились все наряднее, лидчане с каждым днем все больше погружались в приятные предпраздничные хлопоты. Но у Тамары Петровны на душе было совсем не празднично. Женщине позарез нужны были деньги, причем довольно приличная сумма, но просто так их ей никто уже не давал и не одалживал. Выход из этой ситуации все же нашелся. 20 декабря 2016 года Тамара Петровна заключила договор займа с частным унитарным предприятием по оказанию услуг «Л.», находящимся в Минске. Размер суммы займа был эквивалентен 2500 долларам США по курсу Национального банка Республики Беларусь. На погашение основного долга женщине отводилось не так уж и мало времени – 4 года. Но что касается процентов… Короче, следите за цифрами.

Размер процентов в течение первых двух лет, согласно договору, должен был составлять 4,5% от фактической задолженности ежемесячно. Далее, в течение одного года, – 10%. И, наконец, в период с 20 декабря 2019 года по 20 декабря 2020-го – 20%.

Основной долг, в размере суммы, эквивалентной 2500 долларам, она должна была погасить не позднее декабря 2020 года, но не ранее декабря 2017-го. Таким образом, одних только процентов в течение года Тамара Петровна должна была заплатить в сумме, эквивалентной более чем 1000 долларов. А в случае несвоевременной уплаты процентов, как гласил договор, заемщик должен был уплатить займодавцу пеню в размере 1% от суммы задолженности за каждый календарный день просрочки и штраф в размере 10% от суммы займа. 

На первый взгляд, размеры пени и штрафа, выраженные в процентах, не кажутся такими уж устрашающими. Ну что такое, в самом деле, 1 процент? Но фокус в том, что так кажется только до того момента, пока сам не начнешь всё умножать и складывать. Тамаре Петровне, похоже, тогда было не до математики. А может, надеялась, что у нее получится всё выплачивать вовремя. Наверное, поэтому она, особо не задумываясь о последствиях, в качестве исполнения обязательств по возврату полученных по договору денежных средств заключила в декабре 2016 года договор залога принадлежащей ей на праве собственности благоустроенной квартиры площадью 45 кв. м. 

Развязка, к сожалению, наступила значительно раньше 2020 года.

Ушло жилье с торгов…

Ровно через пять месяцев нотариусом Минского городского нотариального округа была учинена надпись к взысканию с Тамары Петровны образовавшихся с февраля по май 2017 года денежных сумм: задолженности по просроченным процентам в размере 803,63 рубля; пени – 8799,38 рубля; штрафа – 463,13 рубля.

В итоге в июне 2017 года на основании заявления взыскателя (частного унитарного предприятия по оказанию услуг «Л.») в отделе принудительного исполнения Лидского района было возбуждено исполнительное производство о взыскании с Тамары Петровны суммы в размере, превышавшем 10 тысяч рублей (то есть около 5 тысяч долларов).

На должницу это не оказало никакого воздействия.

В марте 2018 года была учинена вторая нотариальная надпись, согласно которой с Тамары Петровны подлежало взыскать: проценты за июнь 2017-го – март 2018-го в размере более 2,2 тысячи рублей; пеню за несвоевременную уплату процентов – более 9 тысяч рублей; сумму основного долга – более 4,9 тысячи рублей. Таким образом, всего, с учетом иных расходов, женщина должна была уплатить свыше 16 тысяч рублей. 

Согласно ч. 1 ст. 329 Гражданского кодекса Республики Беларусь, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обязательства, по которому он отвечает, для удовлетворения требований залогодержателя (кредитора) взыскание может быть обращено на заложенное имущество.

Со времени заключения договора займа прошло чуть более года, а с Тамары Петровны уже подлежало взыскать сумму, которая семимильными шагами приближалась к стоимости ее квартиры. Неудивительно, что ЧУП по оказанию услуг «Л.» обратилось в отдел принудительного исполнения Лидского района с заявлением об обращении взыскания на заложенное имущество, то есть квартиру. Ее стоимость (с учетом судебных расходов в размере 10239 рублей)  была оценена в 27 тысяч рублей, и она была выставлена на электронные торги. Что было дальше, мы уже знаем.
Текст: Светлана Туркевич, старший помощник прокурора Лидского района. Светлана Медуница, журналист «Лідскай газеты».Светлана Туркевич, старший помощник прокурора Лидского района. Светлана Медуница, журналист «Лідскай газеты».
Поделиться
0Комментарии
Авторизоваться