Субкультуры: можно ли понимать и видеть реальные проблемы молодежи?

06 Декабря 2019 1148
Сегодня, как, впрочем, и раньше, молодежь стремится к самовыражению. Кто-то старается заявить о себе отличной учебой, победами в интеллектуальных конкурсах и спортивных соревнованиях. Но есть и такие подростки, которым в силу разных причин все это чуждо.


Именно они и становятся выразителями молодежной субкультуры, о которой шла речь на семинаре с участием социальных педагогов и психологов, классных руководителей и кураторов учебных групп, заместителей директоров по воспитательной работе учреждений образования Лидского района.

Субкультуры существовали всегда, и о какой-то статистике в данном случае говорить сложно. Их изучением не один год занимаются белорусские ученые. В частности, доцент кафедры социологии и специальных социологических дисциплин Гродненского государственного университета имени Янки Купалы, кандидат социологических наук Татьяна Богуш, которая приехала в Лиду, чтобы еще раз поднять актуальные вопросы поведения современной молодежи («Зачем подростки вступают в различные объединения?», «Что эти объединения собой представляют?», «Все ли они опасны?») и постараться дать ответы на них.

Начав разговор о молодежных субкультурах, лектор сделала акцент: данные явления в нашем обществе были всегда. Первые христиане – не что иное, как религиозная субкультура. В 20-е годы прошлого века в России появились гопники. О них знали все, но ни один словарь русского языка до начала XXI века определения слова «гопник» не содержал. По одной из популярных версий, в Ленинграде в 20-е годы это была первая криминальная субкультура. Сам же термин «молодежные субкультуры» ввел американский социолог Дэвид Рисмен в 1950 году. Французский социолог Мишель Мафессоли в своих трудах использовал понятие «городские племена», а российский орнитолог Виктор Дольник в книге «Непослушное дитя биосферы» – «клубы». В 80-е годы прошлого столетия для обозначения членов молодежных субкультур использовался термин «неформальные объединения молодежи» – отсюда слово «неформалы».

– Говорить о том, что молодежные субкультуры изучены, не приходится, как и уследить за возникающими новыми объединениями, – рассказывает Татьяна Александровна. – Усложняет ситуацию и то, что большинство из них в наше время ушло в область интернета. Например, если говорить о геймерах (геймер – человек, играющий в видеоигры, хотя сначала геймерами называли тех, кто играет только в ролевые или военные игры; геймеры считаются представителями новой субкультуры и вошли в этот список в 2013 году, после признания киберспорта), то при видимом позитивизме (ребенок сидит дома, он никуда не ходит и ничего плохого не делает) выясняется, что это не совсем безопасно. Начинаются другие проблемы: чадо плохо спит, плохо питается, и это не может не вызвать у родителей вопрос: что с ребенком не так? А ведь компьютерная, игровая зависимость, как и все виды зависимости, лечится с трудом.

– Есть ли какая-то статистика по молодежным субкультурам?

– К сожалению, это вопрос открыт. И вот почему. Молодежь сегодня активно увлекается блогерством. Показывает, как проводит время, что кушает, как отдыхает, и это тоже субкультура, которая появилась всего пять-семь лет назад. За этот отрезок времени изучить контингент читателей блогов, их ведущих невозможно. Поэтому сегодняшний семинар – уникальная возможность не только поговорить о том, что субкультуры имеют место в нашем обществе и никуда от этого не деться, но и решить, как к ним относиться. Если педагог видит, что в его классе появился представитель какой-то определенной субкультуры, он должен узнать мотивы подростка и, исходя из этого, выстраивать дальнейшее общение с ним, а также всячески способствовать нормальному общению его с другими учащимися этого класса, то есть понимать и видеть реальные проблемы молодежи, – отметила Татьяна Богуш.



Поделиться
0Комментарии
Авторизоваться