Профессор Валерий Черепица: «Я не только всматривался в настоящее Лиды, но и жил ее историей»

30 Января 2014 3640

Сегодня в нашей рубрике «Особенности частной жизни, или 25 вопросов о личном» необычный гость. Этот человек настолько многогранен, что трудно в рамках одного интервью всесторонне рассказать о нем. Валерий Николаевич Черепица – профессор, заведующий кафедрой истории славянских государств Гродненского государственного университета имени Я. Купалы. Им написано огромное количество монографий, более двух десятков из которых изданы в печати. Валерий Николаевич принимает активное участие в общественной жизни республики как член Союзной общественной палаты, Белорусского славянского комитета. За научно-исследовательскую деятельность, успехи в работе по подготовке педагогических кадров он удостоен многих государственных наград. А еще Валерия Черепицу отличают исключительная интеллигентность, интеллектуальность.

Валерием Николаевичем Черепицей могут гордиться лидчане. Ведь он наш земляк: вырос и получил путевку в жизнь в Лиде. Этот немаловажный для нас аспект учитывала и журналист «Лідскай газеты», обращаясь к собеседнику с вопросами. 

– У Ваших предков лидские корни или на каком-то этапе жизни в Лиду их забросила судьба?

– Мои предки по отцовской линии из-под Белостока, православная белорусская семья. Дед Иван Викентьевич работал составителем поездов на станции Белосток, а затем – Гродно. С началом Первой мировой войны многие семьи подались на восток, был эвакуирован в Россию и дедушка с женой и детьми. После нескольких переездов обосновались на станции Жудилово. Дед Иван Викентьевич работал здесь бригадиром бригады по ремонту путей. Когда мой отец подрос и пришло время выбирать будущую профессию, он тоже решил связать свою судьбу с железной дорогой и стал машинистом. Отец женился на местной девушке. У них родилась дочка, моя старшая сестра, а в самый канун Нового, 1945, года на свет появился я. Когда мне был год отроду, отца направили работать в Гродно, а оттуда – в Лиду.

– Именно Лиду Вы считаете своей малой родиной. Каким помните город детства и юности? 

– Родной город Лида ассоциируется с первыми шагами и ощущением себя. Поначалу наша семья жила в вагоне товарняка, обшитом одеялами, который стоял в тупике. Моими первыми игрушками были болты, гайки. Так что уклад жизни, который описывает Михась Лыньков в «Миколке-Паровозе», мне знаком не по страницам книги. 

В 1949 году мы переселились из вагончика в квартиру в двухэтажном жилом доме недалеко от железной дороги (теперь на этом месте стоят многоэтажки, возведенные в 60-70-х годах)… Ленинская, 42, позже, после смены адреса, – 44… Сюда я возвращаюсь в своих снах, сюда я писал письма родителям во время студенческой и армейской жизни. А Лида? Это крепость, железнодорожный вокзал, парк с танцплощадкой, стадион, где проходили футбольные встречи команд «Локомотив», «Звезда», рынок (или, как его называли, базар), где звучали русский, польский, еврейский языки и «трасянка». Мы гордились, что в нашем городе есть фабрики, заводы. И вообще, у нас было мнение, что Лида – это пуп земли.

– Откуда появилась у Вас тяга к истории? Какой путь прошли от студента к ученому? 

– В 50-60-х годах на моих глазах на месте разрушенной войной Лиды вырастал современный город. Но я не только всматривался в настоящее, но и жил историей. С детства любил общаться с пожилыми, много повидавшими людьми, мне было интересно слушать их рассказы о минувшем. Я умел вслушиваться в лидское многоязычие. Во многом благодаря общению с бабтей Марией и тетей Владей Якубовскими, что жили по соседству, познал азы польского языка. Свою роль сыграли и родители: нередкие разговоры домашних о пережитом также прививали любовь к истории семьи, страны, народа. Конечно, след оставил и тогдашний директор школы №3, где я учился, Анатолий Евстафьевич Подвойский, который преподавал историю и обществоведение. Как себя помню, я много читал. Домой из библиотек носил охапками книги. Интересовался и периодической печатью. Отец обязательно выписывал газету железнодорожников «Гудок». А я даже в лидскую газету «Уперад», «Пионерскую правду», «Зорьку» писал заметки. Думал поступать на факультет журналистики. Даже на областном конкурсе художественной самодеятельности выступал с песней журналистов. Помните? «Трое суток шагать, трое суток не спать ради нескольких строчек в газете...».

Но, наверное, судьбе так было угодно, чтобы я стал студентом истфака Гродненского пединститута. Успешно сдавал сессии, была практика – археологические раскопки. Но пришла повестка идти служить в армию. Служил в войсках ПВО под Калининградом. Вернулся в институт, продолжил учебу. При подготовке первой научной студенческой работы сформировались любовь к работе с архивными источниками, желание делать открытия. Тем более что вскоре пришло и признание моих работ на республиканских конкурсах.

После окончания пединститута был приглашен на работу на областное телевидение. Но, несмотря на престижность и интерес к профессии журналиста, тяга к постижению истории опять взяла верх. И когда в 1970 году предложили место преподавателя кафедры истории СССР и БССР, согласился. С той поры прошел все ступеньки служебного и научного роста. Под руководством профессора Бориса Марковича Фиха учился в аспирантуре, защитил кандидатскую. Звание профессора мне было присвоено в 1991 году. Двадцать лет проработал в должности декана исторического факультета. В 90-е годы я был среди тех, кто связал свое будущее и будущее всего народа с Россией и другими славянскими государствами. Отказавшись от принадлежности к какой-либо партии, в должности заведующего кафедрой истории славянских государств своими научными трудами и поныне стараюсь укреплять сотрудничество славянских государств. При этом я всецело ощущаю себя белорусом.

– Вам посвящена книга «Через прошлое – к настоящему и будущему». «Профессору Валерию Николаевичу Черепице – заведующему кафедрой истории славянских государств Гродненского государственного университета имени Янки Купалы. В знак признания его заслуг и большого вклада в развитие белорусской исторической науки, а также в связи с 65-летием и 40-летием научно-педагогической деятельности. Коллеги, друзья и ученики» – так написано в посвящении.

– Книга издана в 2010 году Гродненским государственным университетом имени Янки Купалы. Это сборник научных статей, в нем раскрываются основные вехи моей биографии, анализируются исторические воззрения, даются библиография научных трудов и рецензии на некоторые из них, собраны интервью со мной, фрагменты писем. Адресуется сборник широкому кругу читателей, а также специалистам – историкам, аспирантам, магистрантам и студентам. Я благодарен за такой подарок к юбилею.

– История – наука, не терпящая аксиом. Поэтому, безусловно, у Ваших исторических воззрений могут быть оппоненты. Как к этому относитесь?

– Знаете, я не червонец, чтобы всем нравиться. У меня есть своя позиция и свои суждения. Я человек своего времени, и мне выпало жить в разных системах, государственных и научных.

– В чем Вы видите свою задачу как историка?

– Существует, что бы ни менялось в науке и в жизни, определенная преемственность, и задача историка – проследить ее, чтобы не оборвалась связь времен. Названия некоторых моих книг говорят сами за себя: «Не потерять связующую нить», «История Гродненщины XIX - XX столетий в событиях и лицах», «Звенья цепи единой». Считаю важным не потерять то главное, что существует в исторической судьбе белорусов: этническую, восточно-славянскую принадлежность, истоки нашей общности – православную веру. Сам Бог велел нашим славянским народам быть в одном русле в плане экономическом и духовном.

– Сколько в общей сложности монографий автора Валерия Черепицы увидело свет?

– В общей сложности вышло двадцать три книги. Сейчас в издательстве нашего университета в работе находится самая большая – «Гродненский исторический калейдоскоп». Она имеет подзаголовок «Очерки истории, историографии и источниковедения». Я повествую в ней о том, как менялись оценки происходивших событий с конца 18 века и до наших дней в силу тех или иных научных и политических причин. В ней спорю с другими историками, показываю свое виденье и понимание, хотя не претендую в своих выводах на некую монополию. 

За последние годы вышли в свет «Очерки военной истории Гродненской губернии. 1812-1914 годы», «Уходили в поход на врага: партизанская бригада имени Костуся Калиновского (1943–1944)», «Гродно, Студенческая, 3: история одного дома и жизни его обитателей». Вот, кажется, один обычный частный дом, каких в Гродно немало, а сколько имен, судеб, событий с ним связано! В 1920-30-е годы здесь находился центр русской культуры, просветительского движения, в годы войны владельцы дома Наумики спасли с риском для своей жизни от неминуемой смерти узника Гродненского гетто, ставшего впоследствии знаменитым режиссером. К истории дома имели отношение и многие другие знаменитости – народные артисты БССР Д. Орлов, А. Обухович, а также писатель В. Быков. В книге собран материал с идеей открытия на базе этого дома после его реконструкции музея. За эту книгу в начале 2013 года я был назван лауреатом престижной премии имени А. И. Дубко в номинации «Писатель года».

– Ваши печатные труды интересно и легко воспринимаются рядовыми читателями. В чем секрет?

– Мои книги научные, но я сочетаю в них элемент исторической публицистики со всей присущей науке системой доказательств, ссылок на документы. В отличие от тех ученых-историков, которые хотят «вариться» только на своей научной кухне, считаю, что мы должны в популярной форме свои открытия доносить людям. Не зря мои книги, изданные начиная с 2000 года, размещены для общего пользования на сайте научной библиотеки Гродненского государственного университета. Дружен я и с периодической печатью.

– В какие из книг легли факты и события, которые происходили непосредственно на Лидчине?

– Это книга «История и повседневность в жизни агента пяти разведок Эдуарда Розенбаума». Но есть еще большой неподнятый пласт. Архивные документы, касающиеся истории Лиды конца 19 – начала 20 столетия, хранятся в Вильнюсе, а с распадом Советского Союза найти доступ к архивам в Литве стало сложнее. Поэтому вдоль и поперек «пропахиваю» наши белорусские, в частности, гродненские архивы. В первую очередь я историк, отдающий предпочтение источникам. 

– Интересно было бы узнать, на что тратите гонорары от изданных книг…

– Все мои книги, кроме одной, безгонорарные. А первый и единственный свой гонорар я получил за монографию, изданную в 1985 году в Варшаве, – «Связи революционеров Белоруссии и Польши в 70-80-х годах 19 века». Жили мы на то время с женой и с двумя детьми в общежитии. Ну, на что потратить чеки, которые выдали? Купил жене шубу производства Франции. Шиканул, говорите, по-французски? Нет, как уроженец Лиды – вполне по-лидски. 

– Где нашли, как говорят, свою вторую половинку?

– Жена моя – уроженка Гродно. Помню, иду в институт, вижу – идет по улице девушка неземной красоты. Я, как человек впечатлительный, сразу обратил на нее внимание. Пошел следом. Но догнать, познакомиться сразу не решился. Потом через знакомых нашел понравившуюся мне девушку. Поженились. Жена помогала мне в моих разъездах при написании диссертации, а я помогал ей во всем, что было надо. Вырастили двоих детей, имеем четырех внуков.

– Некогда Вы решили связать свою жизнь с изучением истории. А какие профессии выбрали дети, к чему лежит душа у внуков?

– Моя дочь закончила культпросветучилище, а также истфак нашего университета. Работала в школе, долгое время танцевала в арт-студии Гродненской филармонии. В свое время она дважды была чемпионом мира по фитнесу. Сейчас дочь с мужем занимаются спортивным бизнесом. Сын у меня юрист, заведует юридической консультацией «Юрэксперт». Он прекрасный адвокат. Дети у меня хорошие, такие же и внуки. Старшая внучка Карина уже вышла замуж, кстати, за лидского парня. Старший внук Глеб – студент политехнического колледжа. Младшая внучка Влада учится в седьмом классе, занимается игрой на фортепьяно. Музыкой увлечен и внук Николай – на конкурсе скрипачей в Лиде завоевал призовое место. Радуюсь успехам детей и внуков, а они всегда радуются за меня.

Черепица

– Теперь некоторые считают нормой если не самому уехать, то хотя бы детей или внуков отправить учиться или жить за рубеж. Не возникало ли желания поступить так же?

– И я знаю случаи, когда кое-кто перебирается в поисках лучшей жизни за границу. Но я детям всегда говорил: хорошо там, где нас нет; наши же предки лежат в этой земле, и нам надо честно служить своему народу. 

– За повседневными хлопотами часто ли удается собираться вместе разным поколениям Черепиц?

– Как бы ни был загружен кто-то из нас, он остается верен традиции: все праздники – православные Рождество и Пасху, Новый год, дни рождения – отмечать вместе, в семье. У нас выработался ритуал: каждый говорит добрые слова поздравления своим родным. Конечно, собравшись за общим столом, мы и дискутируем на разные темы, и поем наши любимые песни, в том числе и «Распрагайце, хлопцы, коні».

– А знает (или, вернее, не забыл ли) лидский парень, а сейчас ученый Черепица, как работать на земле?

– Что Вы! Я же человек от земли. С весны до осени, но, конечно, особенно летом, в свободное время нахожусь на даче. На участке работаю по полной программе. Лопатой. Люблю запах земли. Правда, придет какая-то мысль – чтобы не забыть, иду в дом, сажусь за свой рабочий стол, записываю. Кстати, первое здание на дачном участке построил сам. Потом сын подключился к строительству, возвели зимний дом с печкой. А недавно построили баню. Руки у меня, как говорится, «яшчэ маюць моц».

– Лидчане постарше помнят отношение к верующим в так называемый период развитого социализма. А Вас крестили родители?

– Тогда мне было лет пять, старшая сестра ходила в первый класс, а младшенькая сестра была совсем маленькой. Она сильно болела, чахла на глазах. Врачи не могли ей ничем помочь. И тогда отцу посоветовали: «Коля, надо детей окрестить!» Помню, в сумерках в церкви, что расположена у кладбища напротив «Лидсельмаша», отец Георгий (Чешик) совершил обряд крещения. Мне кажется, я по сей день слышу его голос и чувствую прикосновение его больших и теплых рук. 

Надо сказать, что родители мои внутренне всегда были верующими людьми. Папе я посвятил свою книгу «Преодоление времени», а маме – «Гродненский православный некрополь». В ней история всех кладбищ и захоронений в Гродно, начиная с 11 века. Собирал ее по крупицам, пролазил в буквальном смысле на коленях все надгробия на гродненских кладбищах, долго сидел в архивах. Именно тогда в очередной раз ощутил, что в жизни важнее не сытое брюхо, а духовное обогащение. 

– А в чем Ваша вера? 

– Прежде всего в ощущении, что я православный человек, а это значит, что я частичка огромной цивилизации, с уважением отношусь ко всем исторически сложившимся в Беларуси религиозным конфессиям, за исключением деструктивных сект, которые отрывают нас от повседневной жизни и переносят в мир других ценностей и обычаев.

– Знаю, что Вас высоко ценят епископ Новогрудский и Лидский Гурий, бывший Митрополит Минский и Слуцкий Филарет.

– А откуда Вам это известно? Впрочем, не буду скрывать: грамотами, полученными из их рук за сотрудничество с Минской духовной академией и семинарией в Жировичах, искренне горжусь. 

– За большой вклад в духовное развитие белорусского народа Вы были отмечены многими государственными наградами. Некоторые Глава нашего государства вручал Вам лично.

– В 2000 году по результатам научно-педагогической работы Президент республики Александр Лукашенко наградил меня медалью Франциска Скорины, а через десять лет вручил орден Франциска (Георгия) Скорины. Пожимая руку, Президент сказал: «Профессор, поздравляю, так держать!» Я горжусь такой высокой оценкой моего труда, но отношусь к этому очень ответственно. Вы видели в главном корпусе университета созданную галерею профессоров? Когда художник рисовал для нее мой портрет, уговорил надеть орден, к тому же изобразил меня в кресле в непривычной для меня, вальяжной, позе. Теперь чувствую себя неловко: «Вот, Черепица, подумают про тебя, что ты барин и хвастун». Утешение нахожу в народной мудрости: «Скромность украшает газоны». Да и работал я честно.

– В Вашем кабинете на стене я вижу напечатанное на листке бумаги выражение Фрэнка Гербери «Ирония удерживает человека от веры в собственное величие». Как правило, так выделяют те мысли, которые в унисон собственным. 

– Если человек будет относиться к себе как к столпу, то потеряет возможность быть приближенным к жизни. Надо чувствовать: я уйду, но и после меня люди будут творить, делать открытия…

– А вообще, какой из своих девизов по жизни можете назвать? 

– Мой девиз еще со школы: «Делай лучше, чем я». Если я, по-вашему, что-то сделал не так, то строго не судите. А если так, то хотите – берите на вооружение.

 В книге «Через прошлое – к настоящему и будущему» есть материал вашего студента Александра Арлукевича. Отрывок из него я хотела бы процитировать: «Зачастую студенты других специальностей, интересуясь положением дел, как его традиционно называют, истфака, получают вместо привычных общих слов характеристики ряд ученых фамилий, имен преподавателей, которые создают климат на факультете, служат его живыми символами. Несомненно, к числу символов факультета принадлежит имя Валерия Николаевича Черепицы. Трудно найти студента, который бы с первых месяцев ничего не слышал о нем, не знал бы его в лицо. Ученый-исследователь, он для первокурсников становится символом науки, настоящим историком, образцом, к которому стремятся в будущем многие из нас…»

– На то время Саша учился на четвертом курсе, потом он стал моим магистрантом, аспирантом, сейчас завершает кандидатскую. Большой умница. Кстати, лидчанин. Заканчивал ту же школу в Лиде, из которой я в 1963 году уходил в большую жизнь. Сейчас вместе со мной Саша занимается военной историей, планируем издание совместной монографии. А вообще, под моим руководством защитили кандидатские диссертации пять человек.

– Что хотите донести своим студентам? Какую дисциплину преподаете?

– На протяжении более сорока лет читал самые различные исторические дисциплины, в том числе «Историографию истории России», но в последние годы читаю спецкурсы, в основе содержания которых лежат мои собственные скромные труды. 

– По какому принципу выбирали друзей? 

– Мой принцип: с кем жизнь повязала, того и держись. Я никогда не искал друзей ради карьеры, продвижения по службе. Вот, например, моими друзьями из Лиды как были в детстве, так и остались до сих пор Мечислав и Владислав Якубовские, их семьи.

– Часто ли бываете в Лиде теперь? Что хотите пожелать городу детства и юности?

– Признаюсь, раньше в Лиде бывал чаще, сейчас все реже и реже, ибо стал весьма резко ощущать, как неумолимо бежит время, как уходят из земной жизни те, кто жил с нами рядом. Конечно, мне приятны встречи с моими одноклассниками. А это Валерий Сливкин, Толя Ковалев, Ян Михайлович, наши девчата… Слава Богу, здравствует наш классный руководитель Тамара Ивановна Жартун. Как-то Владыка Гурий пригласил меня выступить в Лиде на конференции, посвященной Михаилу Иосифовичу Кояловичу. Почти весь класс пришел послушать мою лекцию. Я был удивлен этим и польщен. И обнимались мы потом так сердечно, как самые близкие, родные люди.

А свое отношение к Лиде я высказал в поздравлении по случаю празднования ее 690-летия. За последнее время лидчанами сделано столько для развития города, сколько, думаю, не было сделано за все предыдущие столетия. Это признается всеми, кто побывал хоть раз в Лиде. Желаю всем лидчанам счастья, благополучия, а городу – дальнейшего динамичного развития во благо Республики Беларусь.

Поделиться
0Комментарии
Авторизоваться