«Если бы водитель не лихачил...» В Лиде вынесен приговор по делу о смертельном ДТП

17 Сентября 2019 7201

Тимофеев отложил книжку и поднялся с кресла. В соседней комнате звонил телефон. «Кто бы это мог быть в такой поздний час?» – удивился Иван Юрьевич.

«Вань, Стёпа у тебя?.. Что-то его с работы до сих пор нет. Звоню – не отвечает». – «Нет, мам, не у меня. Наверное, у друга засиделся». – «Двоим набирала уже. И бывшей тоже. Не появлялся. Надо еще Галке позвонить и Борису. На сердце как-то неспокойно». – «Ой, мам, перестань. Чего уж так беспокоиться?.. Борьке набери. У него, небось». Лидия Даниловна обзвонила еще пару человек. «Не заходил», – говорят. «Где ж он? Хоть бы не случилось чего…» Было около полуночи. Прошло три часа. Звонок в двери. «Ну, наконец-то!» – обрадовалась женщина. Но гости сообщили нерадостную весть. Лидия Тимофеева – сразу старшему сыну звонить: «Ваня, тут из ГАИ пришли. Стёпка наш…» – «Что Стёпка? Алло! Что случилось, мам?..» Иван наспех оделся – и бегом к матери.

Что произошло? Предоставим слово обвиняемому. До недавнего времени Павел Адамчук проживал в Лиде. Не всё без исключения сказанное им принимать на веру можно. О том, что именно – позже. «20 октября 2018 года я на “Аudi” ехал в направлении улицы Качана, в крайней правой полосе. Неподалёку от АЗС “движок” стал “подтраивать”, и я добавил ему оборотов. Навстречу мне двигалась какая-то машина. За метров пять до разъезда водитель той машины переключил свет фар на дальний, ослепил меня, а через секунды две – удар, и стёкла посыпались! Я стал тормозить...»

Автомобиль “Аudi” под управлением Адамчука не остался незамеченным. Имеется двое свидетелей: Инга Петровская и Володя Чеботарёв. В ту субботу Инга приблизительно в 21.10 шла по Ленинской в сторону улицы Качана мимо “Лукойла”. «В попутном направлении промчалась иномарка чёрного цвета. Как только она скрылась за подъём, раздался удар. Я поднялась на горку, а тот автомобиль стоит у края проезжей части...» Именно там “Ауди” увидел и второй свидетель. В начале десятого на своём авто Владимир ехал из деревни Огородники по направлению к улице Советской в Лиде. На перекрестке “Качана – Ленинская” дождался зеленого сигнала светофора, поехал прямиком по Ленинской. «Смотрю: из-под капота чёрной “Аudi” пар идёт, включены аварийная сигнализация и ближний свет фар. На асфальте – осколки...»

Оба свидетеля на вопрос касательно наличия автомобиля, двигавшегося по Ленинской во встречном или попутном для “Ауди” направлении, ответили отрицательно.

Пока Володя подъехал к месту происшествия, Инга подошла ближе и увидела, что сбит пешеход. Вызвали скорую, позвонили в ГАИ.

Что по этому поводу в показаниях обвиняемого? «Я остановился у края проезжей части. Вышел – оказалось: кто-то под колёса попал. Не знаю, почему не заметил его на дороге». Поначалу Павел утверждал, что его светом фар встречная машина ослепила, а тут недоумевает, отчего пешеход пострадал.

К месту происшествия, кроме скорой помощи, в 21.30 прибыли сотрудники ГАИ. В протоколе значится, что следов торможения на проезжей части в месте ДТП не обнаружено, что при наезде а/м “Аudi A8” столкнулся с пешеходом правой решёткой радиатора, частью лобового стекла и крыши. Медики оказались бессильны спасти жизнь пострадавшему. Смерть С.Тимофеева наступила в результате травмы головы, туловища и конечностей, проявившейся переломами костей черепа, позвоночника, рёбер, плечевой, лучевой костей, грудино-ключичного сочленения, костей голеней, разрывом спинного мозга, печени, почек, повреждением лёгких…

Если бы Павел Адамчук не лихачил, есть вероятность, что Степан остался бы жив. Однако водитель почти вдвое превысил скорость при максимально разрешенных на данном участке улицы 60 км/ч. Адамчук нарушил требования четырех пунктов (87, 87.2, 88, 91.2) ПДД, тем самым сознательно пренебрёг установленными правилами безопасности, проявив преступную неосторожность. Как следует из заключения комплексной экспертизы, в электронном блоке управления “Аudi A8” имеется информация о скорости движения а/м в момент нарушения в работе электрической цепи. Это нарушение зафиксировано 20 октября в 21 ч. 21 мин. 40 секунд. Скорость в указанный момент составляла 119 км/ч. Расстояние, на котором находился а/м от места наезда в момент нажатия на педаль тормоза – 107 м; конкретная видимость пешехода – 162,25 метра.

Суд отверг довод Адамчука о том, что своевременному обнаружению пешехода на проезжей части препятствовал свет фар встречного а/м. В ходе судебного следствия достоверно установлен факт отсутствия в тот момент какого-либо ТС, которое бы разминулось с а/м, управляемым обвиняемым. По мнению суда, основанном на заключениях экспертиз, водитель, заметив переходившего дорогу человека, предпринял меры к снижению скорости, однако в силу того, что она была значительно выше допустимой, не сумел остановить ТС своевременно; нарушение им ПДД находится в прямой причинной связи с наступившими необратимыми последствиями – смертью пешехода.

Надо сказать, что в происшедшем имелась доля вины погибшего, который нарушил правила дорожного движения и элементарные нормы безопасности: Степан Тимофеев переходил улицу с интенсивным движением транспортных средств в темное время суток, в неположенном месте, вне пешеходного перехода, на его одежде и сумке отсутствовали светоотражающие элементы.

При назначении наказания суд учел, что Адамчук чистосердечно раскаялся в содеянном, что предпринял меры, направленные на заглаживание причинённого вреда (добровольно выплатил матери погибшего 17000 рублей), что на иждивении у обвиняемого – малолетний ребенок.

21 июня нынешнего года суд Лидского района признал 32-летнего П. Адамчука виновным в нарушении правил дорожного движения при управлении транспортным средством, повлекшем по неосторожности смерть человека, и назначил наказание в виде трех с половиной лет ограничения свободы с направлением в ИУОТ и лишением права управления ТС на пять лет. 29 августа 2019 года в соответствии со статьями 387 и 396 УПК, по апелляционному протесту прокурора Лидского района, судебная коллегия по уголовным делам Гродненского областного суда определила: окончательно назначить П. Адамчуку более строгий вид наказания: лишение свободы сроком на 3 года с отбыванием его в ИК в условиях поселения с лишением права в течение пяти лет заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами.

Текст: Пресс-служба УВД Гродненского облисполкома.Пресс-служба УВД Гродненского облисполкома.
Поделиться
0Комментарии
Авторизоваться