Коллекция на рельсах. Лидский священник мастерит модели железнодорожного транспорта (фото)

18 Декабря 2015 3059

«Это моя любовь, мое детище. Железная дорога засела во мне на всю жизнь», – признается с озорной детской искоркой в глазах отец Максим Цигель, секретарь Лидской епархии, ключарь Лидского Архистратиго-Михайловского Кафедрального собора. С любопытством и явным удивлением рассматриваю самодельную коллекцию железнодорожного транспорта, находясь в мансардной комнате жилого дома. Задворками помещение никак не назовешь, скорее укромным уголком. Все аккуратно, ни пылинки. Над макетом железнодорожной станции есть даже пластиковый чехол, сделанный под заказ.

Ловлю себя на мысли, что когда договаривалась о встрече, ожидала увидеть нечто попроще и более дилетантское. Но, как оказалось, участковая железнодорожная станция собрана со знанием дела: здесь достоверно смонтированы все ее узлы, в нюансах и мельчайших деталях повторен подвижной состав, собрано даже освещение станции! Сложно себе представить, сколько терпения потребовалось, чтобы из картона, фанеры, пластика, проволоки сотворить буквальные копии поездов в масштабе 1:80. Причем оригинал они повторяют не только внешне. «Смотрите, у этого магистрального тепловоза имеется внутри все оборудование, – показывает отец Максим. – Вот экипажная (ходовая) часть, в кабине локомотива имеются пульт управления, оформленный специальными агрегатами и необходимым оборудованием, дизельное помещение. Это моя первая модель. Собирать ее я начал еще в 1997 году». Последними, несколько месяцев назад, на макете загорелись огни светофоров и мачтовых прожекторов. Еще несколько штрихов – подлинная угольная крошка у эстакады для разгрузки сыпучих материалов и засушенные растения вместо деревьев вдоль дороги... Чтобы все было по-настоящему.

Вообще, к своему увлечению отец Максим относится очень серьезно, и расхожий термин «хобби» в этом случае, очевидно, тесен. Железная дорога – это профессиональная судьба не одного поколения Цигелей. В семье моего собеседника дело жизни вообще выбирают раз и навсегда. Еще дедушка отца Максима – Евгений Андреевич Соломонов, – который начинал машинистом в локомотивном депо в Лиде в 50-х и одним из первых пересел с паровоза на тепловоз, любил говорить: «На одном месте и камень обрастает». Он всей своей трудовой биографией показал искреннюю привязанность к профессии.

1

Вспоминая свою первую поездку на тепловозе, отец Максим улыбается. Тогда на железной дороге работал его отец. Иногда, в нарушение правил инструкции, он все же брал с собой на станцию сыновей. В одну из встреч с локомотивом шестилетний Максим на высоких ступенях не удержался, соскользнул вниз. Упав, он сильно ударился о рельсы. Но когда взобраться наверх все же удалось и огромная машина сдвинулась с места, боль как рукой сняло. В памяти остался один чистый восторг: «Это непередаваемо, это ни с чем не сравнить и никогда не забыть! Когда отец кладет свою руку на наши с братом детские ручонки и переводит контроллер управления, набирая скорость. Когда многотонная машина начинает движение вперед… А ты такой маленький – и ее ведешь! Вы знаете, даже сейчас, будучи взрослым, если я где-то на железнодорожной станции или на переезде вижу тепловоз, у меня, без преувеличения, возникает желание его обнять. Есть в нем что-то родное, отцовское».

2

Отца не стало в этом году, и говорить о своем детстве на железной дороге моему собеседнику все еще непросто. Отслужив 41 год на магистрали в парке локомотивов, Владимир Цигель был на хорошем счету в тепловозном депо. Его фото в 80-х украшало городскую Доску почета. А начинал свою карьеру Владимир Николаевич еще кочегаром на паровозе. Затем работал помощником машиниста, машинистом. Владимир Цигель во всем Барановичском отделении железной дороги был одним из первых, кто совершил управление тепловозом «в одно лицо», то есть без помощника машиниста. Он не раз совершал такие поездки в Барановичи и Молодечно.

3

Спрашиваю: «Ну а как же служение Богу? Почему вы не стали машинистом тепловоза, ведь наверняка мечтали?» «Мечтал, но в правильности своего выбора не перестаю убеждаться, – отвечает отец Максим. – Наверное, Бог меня к этому вел». Кстати, в семье Цигелей сразу двое сыновей стали не покорителями стальных магистралей, а проводниками человеческих душ. А те самые огни тепловозов и вокзальной станции из детства они вспоминают всякий раз, видя железную дорогу, свою самодельную коллекцию, и, пожалуй, еще во сне.

4

610

4

4

4

4

4

4

4

4

Поделиться
2Комментарии
Авторизоваться
img
владимир Пожаловаться
кому на руси жить хорошо... :lol:
10:2919 Декабря 2015
img
Василий ИВАНОВИЧ Пожаловаться
Потрясающе! Спасибо за интересную публикацию!<br />Невозможно поверить, что это не настоящая железная дорога! <br />Трогательная семейная история. Так когда-то на Руси из поколения в поколения отцы детям передавали любовь к своей профессии, своему делу.<br />Вот бы о. Максим организовал при храме какой-нибудь кружок для ребят, где они могли бы заниматься подобным моделированием и передал им свою любовь к таким интересным развивающим занятиям.
10:1529 Декабря 2015