«Жаль, что не велись записи, не все запомнилось». Рассказ жительницы Лиды о своем отце – фронтовике, участнике боев в Восточной Пруссии

09 Мая 2020 1524
В редакцию «Лiдскай газеты» недавно позвонила жительница нашего города Евгения Чирук. В преддверии праздника Великой Победы женщина решила рассказать о своем отце – фронтовике, участнике боев в Восточной Пруссии Эдуарде Войтеховиче. 

«Знаете, совсем скоро не останется свидетелей той страшной трагедии, которая постучалась в дом каждого советского человека, – заметила женщина. – Это была поистине народная, священная война. За четыре года сражений в полной мере проявились лучшие человеческие качества: беззаветная любовь к Родине, героизм, единение всего народа в борьбе с врагом. Победа досталась дорогой ценой. В каждой семье памятен свой герой, и мы не вправе забывать тех, кто отдал свои жизни за мирное небо, будущее наших детей, внуков, правнуков».

Евгения Чирук родилась в деревне Жилевщина, что на Минщине, в крестьянской семье. Когда началась война, отец героини статьи, как и основная часть мужчин призывного возраста Дзержинского района, не был мобилизован в Красную Армию по причине стремительного наступления гитлеровцев. Быстрая оккупация территории Беларуси не позволила заблаговременно провести необходимую подготовительную работу по созданию партийного и комсомольского подполья, партизанских формирований. И тем не менее в тылу врага развернулось народное сопротивление, костяком которого были воины Красной Армии, не сумевшие перейти линию фронта. Из деревни Жилевщина многие мужчины ушли в партизанские отряды, а после освобождения нашей территории в 1944 году были мобилизованы на фронт. 

– Призван в Красную Армию был и мой отец Эдуард Константинович Войтехович, – рассказывает лидчанка. – Тогда он участвовал в стратегической военной наступательной операции против войск нацистской Германии в Восточной Пруссии. Рассказывал, как это было непросто. Дело в том, что в центральной ее части находились труднопроходимые Мазурские болота, осложнявшие взаимодействие между советскими войсками. Каждый день для наших солдат был испытанием: выживешь или нет. Конечно, нам сложно, даже невозможно представить, как у ног рвутся снаряды, на тебя идут вражеские танки, сверху прицеливаются стаи немецких самолетов, стреляет артиллерия. Кровь, смерть… О том, что война – ужасное испытание, сегодня мы можем судить лишь по документальным и художественным фильмам, рассказам очевидцев в книгах и на страницах газет. 

На Мазурских болотах Эдуард Константинович получил серьезное осколочное ранение. В тяжелейшем состоянии его вынесли с поля боя. Уже потом он вспоминал, что, еще будучи в сознании, просил не спасать его. Медикам удалось вернуть солдата к жизни. Но воевать ему больше не пришлось. 

– Практически все послевоенное время папа вспоминал о своих боевых друзьях и в День Победы поднимал рюмку прежде всего за невернувшихся воинов. За личное мужество и отвагу, проявленные при защите Родины, и примерное исполнение воинского долга был награжден медалью «За отвагу». Вернувшись домой, отец начал восстанавливать народное хозяйство. Осколки в теле ежеминутно напоминали о себе. Тяжелый крестьянский труд был уже не для него. Но, как и принято солдату, он не сдавался. Помогал односельчанам, где делом, где советом, работал конюхом.

Позднее, уже после войны, Евгения Эдуардовна очень часто ездила с бывшим фронтовиком на сенокос. Отец по дороге нередко вспоминал события военных лет, своих боевых товарищей. Вспоминал, что и в тылу, когда жили в оккупации, им было нелегко вести борьбу: в деревнях находились предатели – идейные противники советской власти, которые при любом политическом режиме старались остаться на плаву, получить власть и возможность вдоволь пограбить и поиздеваться над своими же односельчанами.

После уроков девочка помогала родителям по хозяйству. Собственно, родители и не просили помогать, она сама отчетливо знала, что нужно делать по дому, в огороде. Ухаживала за младшими сестрами и братом. Любила ходить к отцу в колхозную конюшню и совсем не боялась лошадей, любила их, и они отвечали тем же. Бывало, не всегда взрослый мог поймать на лугу лошадь, а ей это удавалось.

– Признаться, сегодня я очень сожалею лишь об одном: что мало расспрашивала отца о войне, когда находилась возможность посидеть вместе после трудного рабочего дня возле мирно пасущихся лошадей, – в конце нашей беседы заметила Евгения Эдуардовна. – И это были самые счастливые минуты. Пока сидели рядом, он неспешно вспоминал те страшные годы лихолетья. Иногда замолкал – казалось, переносился на десятки лет назад. И вдруг сгорбленная спина неожиданно распрямлялась, ладони разжимались и... лился рассказ. Как жаль, что не велись записи, не все запомнилось. Сейчас бы я смогла передать летопись его фронтовой жизни своим внукам и правнукам, а они – своим детям. Мое наследство – боевые, юбилейные награды и две благодарности воину Красной Армии Войтеховичу Эдуарду Константиновичу от 24 и 27 января 1945 года за отличные боевые действия по овладению городами Ликк, Нойендорф, Биалла и по завершению прорыва мощной долговременной глубокоэшелонированной обороны противника в районе Мазурских озер. Они для нашей семьи – огромная ценность.
Поделиться
0Комментарии
Авторизоваться