Каково ребенку видеть смерть! Жительница Лидского района рассказала о детстве, наполненном военными событиями

06 Июня 2019 742
Безусловно, нет сейчас ни одного учащегося, который не слышал бы о Великой Отечественной войне, 75-летии со дня освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. И чем больше времени отдаляет нас от военных событий, тем меньше, к сожалению, остается их участников и свидетелей. Именно поэтому мы решили рассказать о женщине, которая более двадцати лет живет на Лидчине (в д. Мыто), но мало кто знает, что ей пришлось пережить в годы войны.
 
Итак, мы познакомим вас с воспоминаниями Анны Иосифовны Демидчик (в девичестве Романовской). 

Аня родилась в Борисове Минской области. Ей было восемь лет, когда война пришла в этот город. Девочка пасла на лужайке за домом козу. Необычный звук привлек внимание. Обстреливая друг друга, совсем низко над землей летели два самолета: один со звездой, другой со свастикой. Это было очень страшно. Черная рама и свастика – тот ужас, который врезался в память Ани вместе с частыми бомбежками, тяготами и трагедиями Великой Отечественной.

Отец и тетя в первые дни войны ушли в партизаны. А напротив дома во время оккупации расположилась фашистская комендатура. Видеть врага приходилось каждый день, непременно приходилось при этом сталкиваться с жестокостью нацистов.

В г. Борисове захватчики устроили гетто. С риском для себя и детей мама Ани прятала на чердаке еврейскую девушку. Белла была очень красивая, с темными длинными волнистыми волосами, большими глазами, а голос у нее был мягкий, нежный. Ей было чуть больше двадцати лет. О себе Белла ничего не рассказывала (понятно почему), но Аня узнала, что она здесь прячется, потому что еврейка, с родными же связь потеряна. Вместе с тем в этой девушке было столько жизни, что забывались война, страх. Белла хорошо знала немецкий язык. Ане казалось, что это самый ужасный язык в мире, она не могла слышать немецкую речь, но из уст Беллы слова звучали по-другому. Она помогла девочке понять, что немцы и фашисты – не одно и то же. А еще Белла была очень веселой, она рассказывала истории, пела песни. Какое благородство и человеколюбие! А потом…. Наверное, кто-то донес, и в дом с обыском пришли фашисты – грубые, наглые. Перевернули все, приставили маму и детей к стене, взвели курки автоматов. Случайность спасла семью: в доме были иконы и распятие, а один из врагов оказался верующим. 

А Белла, скорее всего, погибла вместе со своими согражданами, потому что в Борисове гитлеровцами было совершено одно из самых массовых преступлений – расстреляно около десяти тысяч мирных жителей только за то, что они еврейской национальности. Аня помнит, как она и брат носили под гетто то вареный картофель, то хлеб (мама как-то умудрялась сэкономить). Сохранились в памяти колючая проволока, желтые нашивки на одежде заключенных, худые руки взрослых и детей, пытавшихся незаметно схватить еду, и плач, крики, стоны, смерть…

Каково ребенку видеть смерть! А видели! В четыре часа утра обычно выгоняли всех жителей, в том числе детей, смотреть казнь. Кто отворачивался – того били плеткой. Аня была свидетелем того, как на базарной площади вешали юношу и девушку. «Партизаны» – свидетельствовали таблички на их грудях. 

А однажды фашисты бомбили город. Жители часто прятались в подвале под костелом. Аня вспоминает тот момент, когда, выйдя из костела, посмотрела вверх. Было солнечно, а на проводах висели кусками человеческие останки… Такое не забывается! Как и голод. В городе он чувствовался особо. Хлеб пекли из молотых желудей, суп варили из лебеды, крапивы. Именно от голода не хватало сил устоять перед корью, скарлатиной, тифом. Но судьба была благосклонна к девочке – она выжила. А позже, когда заболела мама, Аня и младший брат набрались смелости и ходили в столовую при комендатуре. Брали с собой бидончик, останавливались у порога и пели русские, белорусские народные песни. Иной раз с кухни в подол платья сыпали картофельные очистки. Но большее счастье дети испытывали, когда фашисты сливали в бидончик недоеденное. Аня до сих пор удивляется, как это их не выгоняли. Может, потому, что у детей действительно были хорошие голоса. А однажды (в начале войны немцы были не такими злобными) один офицер угостил малышей шоколадкой. Они не знали, что это такое, и это угощение показалось отнюдь не сладким. До сих пор бабушка Аня покупает несколько буханок хлеба, чтобы дома его было много… 

Наверное, вы спросите: зачем мы пишем все это? Знаете, нам, детям XXI века, просто необходимо слушать такие воспоминания, чтобы полнее осознать свое счастье, о котором мы порой не задумываемся. Мы живем в мирной стране, у нас беззаботное детство, мы сыты. 

Анна Иосифовна после войны стала медсестрой, работала в госпитале. Затем вышла замуж и сорок лет помогала больным в Задорьевской больнице Логойского района Минской области. Когда не стало мужа (кстати, он был ветераном Великой Отечественной войны), переехала к дочери в д. Мыто, где и проживает сейчас. Раньше была частым гостем в школах, сейчас болеет, но по-прежнему общительна, добра. Очень рада, что мы, школьники, поздравляем ее с праздниками, считает, что День Победы и День Независимости – и ее праздники. Хотим, чтобы об Анне Иосифовне больше  знали соседи, знакомые, другие люди, а не только мы. Как старшеклассники, члены БРСМ, мы постараемся беречь память о прошлых годах и быть примером для младшего поколения.
Текст: Юлия Иодко, Эрик Неймо, члены объединения по интересам  «Юный журналист»  ГУО «Ваверский УПК детский сад-средняя школа».Юлия Иодко, Эрик Неймо, члены объединения по интересам «Юный журналист» ГУО «Ваверский УПК детский сад-средняя школа».
Поделиться
0Комментарии
Авторизоваться